Понятие и правовое положение потерпевшего в современном уголовном процессе РФ

Понятие и правовое положение потерпевшего в современном уголовном процессе РФ



Понятие потерпевшего

Понятие потерпевшего закреплено в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, согласно которой потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Указанное определение потерпевшего включает уголовно-правовой и уголовно-процессуальный признаки, характеризующие положение потерпевшего. Уголовно-правовой признак означает, что для признания лица потерпевшим необходимо наличие определенного вреда, предусмотренного уголовным законом, а также причинной связи между преступным действием и наступившим вредом. Уголовно-процессуальный признак включает условия, при которых лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает процессуальный статус потерпевшего и наделяется соответствующими правами и обязанностями.

Понятие потерпевшего, по мнению некоторых ученых, следует признать единым для уголовного права и уголовного процесса в силу их тесной взаимосвязи. С данной точкой зрения не соглашается В.Н. Винокуров, который подчеркивает, что не всегда уголовно-процессуальные правоотношения обусловлены уголовно-правовыми отношениями. Например, лицо, пострадавшее в результате преступления, может быть не признано потерпевшим вследствие ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования, или же утратит статус потерпевшего после переквалификации преступного деяния. Кроме того, функции потерпевшего в уголовном праве и в уголовном процессе различны, поскольку в уголовном процессе потерпевший является носителем определенных прав и обязанностей, обусловленных целями уголовного судопроизводства. В уголовном праве понятие потерпевшего связанно с необходимостью определения меры уголовной ответственности, включая ее дифференциацию и индивидуализацию.

Ряд проблем возникает при определении конкретных видов вреда, с причинением которого связывается признание лица потерпевшим. Некоторые ученые полагают, что нет необходимости выделять отдельные категории вреда, с которым связано признание лица потерпевшим. Подобная позиция представляется неверной, поскольку четкий перечень видов вреда, причинение которого влечет признание лица потерпевшим, необходим и субъектам, пострадавшим в результате преступления, и органам предварительного расследования, а также суду.

В ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено три вида вреда, причиненного потерпевшему преступлением: моральный, физический, имущественный. В соответствии с положениями для жертв преступлений и злоупотреблений властью (Резолюция 4 0/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.), потерпевшим физическим лицом является лицо, которому преступлением был причинен вред в виде телесных повреждений (физический ущерб), вред материальный (имущественный ущерб), вред моральный (существенные эмоциональные страдания или существенное ущемление основных прав и законных интересов потерпевшего).

В то же время трудно согласиться с предложением сформулировать определение понятия «потерпевший» в УК РФ. Во-первых, российское право представляет систему, где одни и те же понятия должны иметь одинаковое значение в его различных отраслях, если это не оговорено в законе.

Уголовно-процессуальные отношения возникают и развиваются в связи и по поводу уголовно-правовых, реализующихся через уголовно-процессуальные отношения, а уголовно-правовые понятия «преступление» и «наказание» без процессуального механизма их действия сведутся к абстракциям. Такие единые для уголовного права и процесса категории, как «освобождение от уголовной ответственности и наказания», «потерпевший» и т.д., должны иметь одно содержание. Одним из принципов толкования закона является использование одних и тех же терминов в различных отраслях права. Во-вторых, существуют и иные понятия уголовного права, используемые в УПК РФ, например «состав преступления», определений которых в УК РФ нет.

Хотя понятие потерпевшего сформулировано в УПК РФ, оно принадлежит материальному праву, поскольку вытекает из представления о вреде, причиненном кому-либо преступлением. Понятие потерпевшего в процессуальном законодательстве следует понимать в том же смысле, что и в материальном праве: так, согласно ст. 53 УПК РСФСР потерпевшим признавалось лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. О признании гражданина потерпевшим лицо, производящее дознание, следователь и судья выносят постановление, а суд – определение.

В уголовном процессе потерпевший – это лицо, имеющее право на возмещение вреда, причиненного преступлением, и обязанное содействовать правосудию.

В уголовном праве понятие «потерпевший» характеризуется следующими признаками: 1) принадлежность субъекта к охраняемым отношениям, обеспечивающим возможность пользоваться благами; 2) непосредственное причинение фактического вреда или реальная возможность его причинения; 3) запрещенность причинения вреда той правовой нормой, за нарушение запрета или велений которой виновный привлекается к ответственности, что позволяет установить наличие необходимой причинной связи. С.В. Анощенкова считает, что признаки потерпевшего должны отражать его: 1) физическую природу; 2) сущностный (социально-правовой) признак; 3) характер причиняемого вреда; 4) юридический факт, порождающий его появление; 5) отношение к причиненному вреду.

Таким образом, потерпевший в уголовном праве характеризуется следующими признаками: 1) является субъектом отношений, обеспечивающих реализацию своих интересов; 2) вред причинен преступлением (разграничивает уголовно-правовое, уголовно-процессуальное понятия потерпевшего); 3) характер причиненного вреда; 4) непосредственность причинения вреда, который должен охватываться диспозицией нормы Особенной части УК РФ; 5) отношение к причиненному вреду. Эти признаки влияют на квалификацию деяний и формы реализации уголовной ответственности.


Правовое положение потерпевшего

Правовое положение потерпевшего лица определяется уголовно-процессуальным законодательством России в связи с тем, что он претерпел негативное воздействие от преступных посягательств. Его положение определяется и нормами конституционного закона, потому что каждое лицо, согласно Конституции Российской Федерации, имеет права, свободы, законные интересы, правовые меры защиты в случае нарушенных его благ.

Согласно действующему отечественному законодательству, предусматривающему защиту со стороны государства от различных воздействий в связи с обладанием определенным государственно-правовым статусом (потерпевший, свидетель) в связи с возникшим участием в уголовно-правовом отношении, такое лицо подлежит защите. Так, закон предусматривает защиту свидетелей, потерпевших, экспертов и иных лиц, участвующих в судопроизводстве по уголовному делу.

Защита включает комплекс мер безопасности в отношении таких лиц, предусмотренных в законе. Федеральный закон о государственной защите предусматривает не только применение мер, направленных на защиту жизни и здоровья потерпевших, их имущественных благ, но и социальную поддержку в связи с наделением определенным государственными органами, уполномоченными на то, уголовно-правовым статусом в связи с участием в судопроизводстве по уголовному делу. Защите подлежат близкие родственники, родственники и близкие лица, на которых также может быть направлено преступное влияние в целях воздействия признанного потерпевшим лицо. Закон называет таких лиц «защищаемые».

Государственной защите в равной мере подлежат не только потерпевшие от преступления, но и его свидетели, а также иные участники уголовного судопроизводства. Меры по защите потерпевшего могут применяться до возбуждения уголовного дела. Согласно ч. 5 ст. 1 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» такая защита может применяться и после постановления приговора, вынесения постановления об освобождении лица от уголовной ответственности или наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Согласно ст. 42 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации, потерпевшим признается конкретное физическое лицо, которое претерпело физическое, имущественное, моральное воздействие в результате совершенного преступления. Потерпевшим от преступления может являться и юридическое лицо, когда причинен вред его имущественным отношениям и деловой репутации. Согласно ч. 9 ст. 42 УПК РФ, при признании потерпевшим лицом юридического лица его права осуществляет его представитель.

Физическое воздействие возможно при совершении убийства, причинении вреда здоровью, половой свободе и неприкосновенности, вовлечению в совершение преступлений против здоровья населения, общественной нравственности, экономических, общественных и иных, охраняемых уголовным законом отношений.

Имущественные блага затрагиваются при хищениях, преступлениях экономической, террористической, политической, экстремистской направленности. Имущественным отношениям причиняется вред при посягательстве на интересы государственной, муниципальной, военной и иной службы.

Моральное воздействие, по сути, имеет место в связи с фактом совершения любого преступления в отношении физического лица. Также это могут быть такие преступления, как похищение человека, торговля людьми, вовлечение в занятие проституцией, вовлечение в оборот потенциально опасных веществ и др.

Имущественным отношениям как объектам экономической деятельности может причиняться вред в результате совершения экономических, должностных, коммерческих, управленческих преступлений, посягательств международного характера и др.

Деловая репутация подрывается в результате преступного воздействия при клевете, оскорблении участника судопроизводства, предварительного следствия, посягательства на государственного, общественного деятеля, сотрудника органов управления, правосудия, правоохранительного органа.

Вопрос о признании какого-либо лица потерпевшим относится к компетенции органов дознания, следствия, судебных органов. Осуществляется такое признание с момента возбуждения уголовного дела, юридическим документом, свидетельствующим об этом является постановление соответствующего органа, включая определение суда.

Согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ, если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице.

По сути уголовного закона России потерпевшим от преступного посягательства может являться физическое лицо. А согласно уголовно-процессуальному наряду с таковым может признаваться и юридическое лицо. Также это могут быть и иные лица. Уголовно-процессуальный закон в качестве них определяет родственников или иных близких лиц.

Согласно ч. 8 ст. 42 УПК РФ, по уголовным делам о преступлениях, когда последствием явилась смерть физического лица, правами потерпевшего наделяются один из его близких родственников и (или) близких лиц, при их отсутствии — к одному из родственников.

Смерть потерпевшего от преступления лица может наступить не только в случае совершения убийства и покушения на его жизнь (ст. 105, 277, 295, 317 Уголовного кодекса Российской Федерации), но и в случае причинения тяжкого вреда здоровью, склонению к самоубийству, нарушению требований пожарной безопасности и правил дорожного движения, при проведении строительных и иных видов работ, в результате насильственного полового посягательства, похищения человека и захвата его в качестве заложника, при диверсионных, террористических актах, деяниях экстремистской направленности, нарушений оборота медицинских, фармацевтических и иных потенциально опасных препаратов, употребления пищевых продуктов и биологически активных добавок, в отношении которых нарушены требования безопасного производства, хранения, сбыта, оставления лица в опасном для него состоянии и др.

Потерпевшему предоставляются такие права, как получение информации о предъявляемом обвинении, дача показаний, отказ от предоставления сведений в отношении себя и иных близких лиц, заявлять ходатайства, отводы, представлять доказательства, изъясняться на родном языке, пользоваться услугами переводчика на безвозмездной основе, участвовать в проведении следственных и иных процессуальных действий.

При судебном разбирательстве по уголовному делу, по которому лицо признано потерпевшим, оно вправе участвовать в нем и реализовывать свои законные права путем заявления возражений.

Например, против вынесения постановления приговора судьей без судебного разбирательства, проведенного в общем порядке. Участие в судебном разбирательстве может осуществляться в судах всех инстанций: первой, второй, кассационной, надзорной.

Согласно законодательным изменениям с 2015 года в УПК РФ, потерпевшее лицо вправе участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопросов, которые связанны с исполнением приговора.

В частности, потерпевший вправе приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда.

Как участник судопроизводства, потерпевший наделяется законом также обязанностями. Например, обязательность явки по вызову дознавателя, следователя, суда, неразглашение данных предварительного расследования и т.д. (ч. 5 ст. 42 УПК РФ). Потерпевший не вправе предоставлять ложные показания, отказываться от медицинского освидетельствования, проведения судебной экспертизы в отношении него. При этом предоставление ложных данных может повлечь уголовную ответственность, а отказ от прохождения освидетельствования в медицинском учреждении не образует признаков объективной стороны преступных деяний. Такой подход законодателя определяет проблемы правоприменения норм УК РФ.

Так, преступление, предусмотренное ст. 307 УК РФ, заключается в сообщении ложных сведений органам предварительного расследования, а также суду при разбирательстве уголовного дела. Ложная информация, предоставляемая в разговорах с оперативными работниками, при даче объяснений в процессе проверок до возбуждения уголовного дела, во время процессуальных действий до судебного заседания не образует признаков данного преступления, ибо такого рода сообщения не считаются показаниями в процессуальном смысле.

Закон прямо определяет правовые обязательства и юридическую ответственность потерпевшего. В первом случае, например, применение принудительного доставления (привода) в суд и органы, осуществляющие следственную деятельность. Во втором случае, при предоставлении заведомо ложных показаний, разглашение данных предварительного расследования, потерпевший подлежит уголовной ответственности по соответствующим статьям уголовного законодательства (ст. 307, 308, 310 УК РФ).

Статья 308 УК РФ предусматривает ответственность в случае отказа потерпевшего от дачи показаний. Опасность отказа от дачи показаний несколько меньше, чем дачи ложных показаний, так как при лжесвидетельстве виновный прямо препятствует установлению истины, направляя следствие по неверному пути, а при отказе не содействует ее установлению, хотя по закону обязан это делать. Особое положение среди субъектов ложных показаний занимает потерпевший. Нередко случается, что он также участвовал в совершении неправомерных действий (первым начал драку, оскорбил обвиняемого и т.д.), но не желает рассказывать об этом.

И хотя потерпевший может быть привлечен к ответственности за лжесвидетельство, однако, в силу привилегии от самообвинения он не может отвечать за ложные показания о совершенных им самим противоправных действиях.

Во время участия потерпевшего лица на определенных этапах осуществления расследования, данные уголовного дела, полученные в ходе следствия, должны сохраняться в тайне. Это определяется целями уголовно-процессуального законодательства России и соответствует тактическому подходу к исследуемому событию.

Информация, определенные данные могут предаваться с разрешения прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Поэтому, в соответствии со ст. 161 УПК РФ, в необходимых случаях указанные лица предупреждают участников процесса о недопустимости разглашения без разрешения данных следствия. С такими лицами, исключение не составляет потерпевший от преступления, оформляется подписка с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ. Опасность такого разглашения данных следствия заключается в том, что оно может препятствовать раскрытию преступления и установлению истины по уголовному делу.

Правовой статус потерпевшего лица наделяет его правами и обязанностями, закрепленными в УПК РФ. Наряду с этим, потерпевшему может возмещаться имущественный ущерб, причиненный преступлением и иные затраты, сопряженные с участием в судопроизводстве. Вопрос компенсации морального вреда определяется судом в порядке гражданского судопроизводства.


Проблемы защиты прав потерпевших

Наметившаяся в конце ХХ в. общемировая тенденция развития и защиты прав жертв преступлений (потерпевших) коснулась большинства государств мира. Это было обусловлено отчасти тем, что мировое сообщество на проблему жертв преступлений стало обращать пристальное внимание. На шестом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями была принята рекомендация ООН о необходимости разработки руководящих принципов и норм, касающихся защиты жертв преступлений и злоупотреблений властью . Реализацией данных рекомендаций стала принятая резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеей ООН 29.11.1985 г. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью.

В этот период принимаются законодательные нормы, которые значительно облегчают положение потерпевшего в уголовном судопроизводстве, решается ряд организационных вопросов, развиваются новые направления совершенствования защиты интересов потерпевшего в различных государствах, опыт которых используется Россией.

Для Российской Федерации результатом общемировой практики стало принятие нового уголовно-процессуального законодательства в 2001 г. Согласно его положениям существенно были расширены права потерпевших. В частности им было предоставлено право свидетельского иммунитета, право знать о предъявленном обвиняемому обвинении, представлять доказательства, иметь представителя и др.

В любом демократическом государстве целями уголовного правосудия являются защита прав потерпевших; лиц, находящихся в конфликте с законом; реабилитация признанных невиновными в совершении преступлений. Являясь участниками уголовного судопроизводства, потерпевший наделен законодателем комплексом прав и обязанностей.

Права потерпевшего продолжают совершенствоваться, о чем говорят изменения, которые были внесены в ст. 42 УПК РФ в 2007 г. Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ; в 2010 г. Федеральным законом от 29.12.2010 № 433-ФЗ; в 2013 г. Федеральным законом от 28.12.2013 № 432-ФЗ; в 2015 г. Федеральными законами от 30.03.2015 № 62-ФЗ и от 30.12.2015 № 440-ФЗ, а также в иные нормы уголовно-процессуального законодательства.

Несмотря на многочисленные изменения и существенное расширение правового статуса потерпевшего, остается множество не решенных вопросов, которые требуют своего разрешения. В частности, потерпевшие продолжают быть малоинформированными о своих правах, институт реституции остается малоэффективным, отсутствует Фонд защиты потерпевших.

Указанные проблемы не являются исключительно российскими. С аналогичными столкнулись и другие государств, в которых процесс реформирования прав жертв преступлений продолжается по настоящее время, идет поиск новых путей защиты их прав. Осознание необходимости защиты прав лиц, вовлеченных в сферу уголовной юстиции, существенно изменило вектор развития и совершенствования законодательных предписаний в сторону их расширения. В связи с этим небезынтересно будет изучение уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики некоторых государств, которые прошли путь прогрессивного совершенствования и формирования прав участников.

В этой связи интересным является опыт Канады. Движение в защиту жертв преступлений в Канаде началось в начале 80 – х гг. прошлого века и было основано на растущем общественном сознании о необходимости решения вопросов правосудия, касающихся жертв преступлений.

Историческая концепция канадского законодательства была основана на том, что виновное лицо совершает преступление не только в отношении потерпевшего, но прежде всего в отношении общества и государства. Это понимание правосудия привело к созданию системы, в которой интересы жертв преступлений и их потребности были проигнорированы.

В этот период система уголовного правосудия Канады была сосредоточена главным образом на преступнике – его преследовании, наказании, ресоциализации и реабилитации. Этот ориентированный на правонарушителей фокус оставил жертв без поддержки и прав, благодаря которым они могли бы отстоять свои права в уголовном процессе. Их физическое, психологическое и финансовое состояние в значительной степени игнорировалось должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу, потерпевшие не были информированы о своих правах. Это вызывало недоверие к существующей системе правосудия.

Переломным моментом стало канадское движение в защиту жертв преступлений, которое стремилось обратить внимание на потребности потерпевших. С самых ранних лет работы движения в защиту жертв преступлений в Канаде его адвокаты лоббировали интересы жертв преступлений. Ими неоднократно поднимался вопрос о необходимости разъяснения прав не только преступнику, но и потерпевшему. Большинство канадцев знают о праве обвиняемого на получение помощи адвоката, право осужденного на получение медицинской помощи в исправительном учреждении и др. Действительно, эти права правонарушителей заложены в самом ядре системы уголовного правосудия Канады. Что касается прав жертв преступления, даже в XXI веке их права по-прежнему значительно отстают от прав правонарушителей. По данным представленным в исследованиях канадских юристов многие потерпевшие не были уведомлены о праве на представителя, о возмещение вреда в порядке реституции, праве участвовать в судебном разбирательстве и высказывать свое мнение. Верховенство закона, демократические преобразования, развитие прав человека во многом зависят от степени успеха, которого правительства желают достичь в сфере уголовного правосудия. С конца 1980-х годов в Канаде благодаря общественному движению в защиту жертв преступлений, существенно изменилось и расширилось законодательство, касающееся защиты потерпевших. Как отмечается рядом канадских исследователей данные изменения сыграли свою существенную роль в приведении законодательства в соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений

Однако до 2015 года значительных изменений в положении жертв преступлений не было. 23 июля 2015 года вступил в силу Билль о правах жертв преступлений. Данный закон наделил потерпевших в системе уголовного правосудия широкими правами, которые представляют собой эффективный механизм защиты и восстановления. Билль впервые в истории Канады определил цель участия потерпевших в уголовно-процессуальных отношениях – обеспечение прав потерпевших от преступлений, наделил их правами полноценных участников процесса со своими интересами, возложил на должностных лиц обязанность обеспечивать реализацию их прав.

Закон о правах жертв включает обязательное для всех федеральных ведомств и агентств требование о необходимости оказывать жертвам преступлений содействие в восстановлении их прав, нарушенных преступлением, в том числе, и нарушенных лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. Такие механизмы должны быть доступными для жертв преступлений и должны способствовать исправлению любых нарушений.

Положительным моментом принятия такого законы было установление ряда важных законодательных предписаний, касающихся понятия жертв преступления, их статуса, а также предоставления им прав для эффективной защиты своих интересов.

Анализируемые законодательные предписания позволяют сделать вывод, что перечень лиц, которые могут быть признаны в качестве жертв преступления достаточно обширный. В него законодатель включил не только лиц, которым преступлением вред причинен непосредственно, но и тех, которые тем или иным образом зависели от жертвы или же наоборот оказывали ей помощь, являясь опекунами. В 2013 г. российский законодатель также пошел по пути расширения категории лиц, которые могут быть признаны потерпевшими в уголовном судопроизводстве в случае смерти потерпевшего. К таковым он отнес близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве – одного из родственников.

Первоначальная редакций п. 8 ст. 42 УПК РФ существенно сужала данный перечень. По законодательству Канады жертва преступления наделена обширными правами, которые помещены в ст. 6 Билля и сгруппированы по блокам. Среди них законодатель выделяет три наиболее важных, с точки зрения восстановления и защиты прав потерпевших. Данные блоки в целом воспроизводят предписания международных актов о защите прав жертв преступлений. В частности, среди них выделяются право о получении информации о системе уголовного правосудия; о государственных программах для жертв преступлений, включая программы реституционного правосудия; о праве на подачу жалобы в связи с нарушением предоставленных им законом прав.

Первый блок составляют право потерпевшего знать о состоянии и результатах расследования преступления, о месте производства, сроках расследования и рассмотрения уголовного дела (ст. 7); знать сроки и условия освобождения осужденного, участвовать в слушаниях в отношении обвиняемых, которые не несут уголовную ответственность в виду психического заболевания (ст. 8).

Второй блок составляют права, связанные с информированностью о государственных программах для жертв преступлений. В частности, ст. ст. 9, 10 и 12 рассматриваемого нами Билля, предоставляют потерпевшим право на обеспечение мер безопасности, включая защиту от запугивания и мести со стороны виновных лиц и их родственников. Данный вопрос решается компетентным органом правосудия. Широкий перечень прав связан с неприкосновенностью частной жизни жертв преступлений. Каждый потерпевший в ходе судебного заседания имеет право быть допрошенным об обстоятельствах совершенного в отношении него преступления, он имеет право на возмещение вреда, включая реституцию. По принимаемым в ходе производства по уголовному делу решениям потерпевший имеет право высказать свое мнение, которое должно быть учтено лицами, осуществляющим производство по уголовному делу.

Третий блок предоставляет потерпевшему право на подачу жалоб на действия органов и должностных лиц, включая сотрудников полиции и прокуроров.

Таким образом, нельзя отказываться от идеи создания и формирования в Российской Федерации компенсационных фондов, для потерпевших. В качестве положительной идеи, связанной с финансированием их можно предложить комбинацию средств, которые бы консолидировались из средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, штрафов, взысканных с лиц, совершивших преступления.

Статья 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержит в себе положения о том, что защита прав потерпевших эта первоочередная задача уголовного судопроизводства. Однако, на практике, в настоящее время процессуальный статус потерпевшего поставлен в неравное положение с процессуальным статусом подозреваемого, обвиняемого и подсудимого и, таким образом, по факту потерпевший является второстепенным участником в уголовном процессе РФ, что позволяет говорить о неполной реализации, как принципа состязательности, так и принципа равенства в уголовном процессе. Данное мнение подтвердить довольно просто, например, факты, устанавливающие нарушения прав подозреваемого, обвиняемого или подсудимого могут сделать неприемлемыми собранные следствием доказательства, так же за данными лицами признается право на реабилитацию (Глава 18 УПК РФ).

Противоположная ситуация складывается в отношении потерпевшего, нарушение прав этого участника процесса на судебное решение никоим образом не влияет. Данное положение определяет отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве нашей страны санкций за нарушение прав потерпевшего. Сегодня общепризнанным считается, что процесс отправления правосудия должен быть справедливым не только к правонарушителям, но и к жертвам преступления. Для обеспечения такой справедливости законодательно необходимо решать задачу урегулирования равновесия между законными интересами трех сторон — государства, обвиняемого и потерпевшего. При этом нельзя не отметить, что интересы государства защищают органы прокуратуры, интересы обвиняемого — адвокат, в то время как потерпевшие имеют возможность отстоять свои права и законные интересы с помощью адвоката лишь в редких случаях. Ведь, как ни странно, у потерпевшего нет права воспользоваться услугами бесплатного защитника. Такое право предусмотрено только для обвиняемого. В соответствии со ст. ст. 5 и 22 УПК РФ потерпевший является участником стороны обвинения и вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, т.е. в весьма специфичной процессуальной деятельности, которая требует серьезной профессиональной юридической подготовки. Для полноценной реализации такого права необходимо обеспечение профессиональной юридической помощи для потерпевшего (в виде представителя, адвоката) за счет средств федерального бюджета по назначению, поскольку это имеет важное значение для реализации прав потерпевшего.

В связи с этим считаем возможным внести изменения в диспозицию ст. 45 УПК РФ путем дополнения ч. 5 следующего содержания: «При участии представителя (адвоката) потерпевшего в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению лица, ведущего расследование, или судьи, рассматривающего дело, расходы на оплату его услуг компенсируются за счет средств федерального бюджета». Помимо этого необходимо определить круг лиц, для которых назначение судом или следствием бесплатного адвоката является обязательным (малоимущие, престарелые), а также случаи, в которых такое назначение обязательно (например, по уголовным делам по преступлениям, совершенным против половой неприкосновенности личности).

Следующей проблемой является момент приобретения лицом, в отношении которого совершено преступление, статуса потерпевшего, поскольку срок для признания лица потерпевшим законом не установлен.

На практике же лицо признается потерпевшим на завершающей стадии уголовного судопроизводства. Это значит, что человек фактически понесший ущерб, будет являться процессуально бесправным лицом, поскольку практически не может пользоваться конституционными гарантиями доступа к правосудию и судебной защиты своих прав и законных интересов в соответствии со ст. 46 и 52 Конституции РФ, пока не будет признан участником процесса.7 При анализе современной следственной практики можно увидеть, что потерпевший является лишь инициатором начала работы следственных и судебных органов (при подаче заявления о совершенном или готовящемся в отношении него преступления), дальнейшее его участие в отправлении правосудия сводится к минимуму. Возможно, что для устранения отмеченного процессуального дефекта следовало бы дополнить статью 146 УПК РФ положением о том, что пострадавшее от преступления лицо признается потерпевшим одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела либо в минимально короткий срок (10 дней).

Конечно, бывают случаи, когда потерпевшими признаются лица, не понесшие фактически никакого вреда, однако пользуются всеми процессуальными правами для достижения своих корыстных целей.

В данном случае предлагается считать, что если заявившее о совершенном против себя преступлении вменяемое лицо не уличено в качестве ложного доносителя или лжесвидетеля, а только лишь в качестве добросовестного заблудившегося, то оно условно и временно должно быть признано в качестве потерпевшего. При этом если мнимый «потерпевший» в конце-концов будет признан судом добросовестно заблудившимся, то суд в отношении его должен вынести решение — предупреждение о последующем возложении на него всех расходов на дознавательно-следственные и судебные действия, которые были проведены по его инициативе и с его участием.

Следующей актуальной проблемной является вопрос предъявления потерпевшим гражданского иска, поскольку ни у теоретиков, ни у практиков отсутствуют споры по вопросу того, что гражданский иск, который вытекает из вреда, причиненного преступлением, является институтом уголовного процесса. Потерпевший приобретает статус гражданского истца после вынесения постановления следователем и определения суда о признании лица гражданским лицом по уголовному делу. УПК РСФСР предоставлял право суду самостоятельно разрешать вопрос о возмещении материального ущерба даже в случае, если гражданский иск не был предъявлен. В современном УПК суду такое право не предоставлено. Представляется возможным внести изменения в ст. 44 УПК РФ, определив, что лицо, которому преступлением был причинен имущественный вред о котором известно при возбуждении уголовного дела одновременно с присвоением ему статуса потерпевшего признавался гражданским истцом с условием подачи соответствующего заявления. Такое положение будет способствовать процессуальной экономии, поскольку отпадет необходимость вынесения постановления следователем и определения судом.

Также изменение данной статьи позволит более точно установить гражданско-правовые последствия совершенного преступления, обеспечить более быстрое восстановление нарушенного права потерпевшего.

Еще одним актуальным вопросом по данной теме является проблема реализации потерпевшим своих процессуальных прав, поскольку в некоторых случаях такие права остаются лишь на бумаге и не могут реализоваться гражданами на практике. Так, например, потерпевший по российскому уголовно-процессуальному законодательству имеет право участия в уголовном преследовании, п.4 ч.2 ст. 42, ч.2 ст. 86 УПК реализуя данное право, позволяют потерпевшему заниматься сбором и представлением собственных доказательств. Однако на практике данное правомочие остается декларативным, поскольку потерпевший, как правило, не способен самостоятельно получить необходимые ему документы, предметы, аудио-записи, видео-записи др., подтверждающие значительные обстоятельства, совершенного преступления. Проводя сравнение возможностей сбора доказательств стороны обвиняемого (ч.3 ст. 86 УПК РФ) и стороны потерпевшего (ч.2 ст.86 УПК РФ) можно увидеть процессуальное неравенство в данном вопросе.

В данной ситуации необходимо изменение ст. 86 УПК РФ путем включения в ч. 3 данной статьи помимо защитника таких участников процесса как потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Последней необходимо проанализировать проблему возмещения потерпевшему вреда понесенного от преступления, в случаях, когда преступление совершено неустановленным лицом, либо лицо совершившее преступление по объективным причинам не может быть привлечено к уголовной ответственности. Обращаясь к нормам международного права, обращается внимание на то, что Российская Федерация в настоящее время не ратифицировала Конвенцию «О возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений» принятую 24.11.1983 г. в Страсбурге. Данной конвенцией предусмотрено возмещение ущерба потерпевшим от насильственных преступлений государством, в случае если виновный не может быть привлечен к уголовной ответственности. Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что в нашей стране лицо, в отношении которого совершено преступление может рассчитывать на возмещение вреда лишь при вынесении и вступлении в законную силу приговора суда либо решения суда в отношении гражданского иска, выходящего за рамки уголовного судопроизводства. В противном случае право потерпевшего на возмещение вреда обеспечиться в Российской Федерации не может.

Резюмируя все вышесказанное можно сделать вывод о том, что, в современном уголовно-процессуальном праве к вопросу процессуального статуса и правам потерпевшего законодатель отнесся поверхностно, без должного внимания, опираясь на то, что государственное обвинение и следственные органы обеспечат потерпевшему защиту и полную реализацию его возможностей, однако в современных реалиях законодателю необходимо дать потерпевшему правомочий, которые он смог бы осуществить самостоятельно или с помощью своего представителя, необходимо, чтобы потерпевший занимал не пассивную роль, а был активным участником процесса. Проблема ограничения прав потерпевших в Российской Федерации, как и в других странах, является одной из важнейших и постоянно актуальных проблем уголовно-процессуального права. Потерпевший, является центральной фигурой процесса, ведь именно его права и законные интересы нарушены, совершенным в отношении его преступлением. Очевидно, что лица, имеющие такой процессуальный статус в уголовном процессе, объективно, нуждаются в обеспечении защиты со стороны государства, в поддержке реализации своих процессуальных прав.

Оставьте комментарий

Adblock
detector