Проблемы осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами


Особой группой лиц, претендующих на получение наследства, которые обозначены в законе как наследники восьмой очереди, являются несовершеннолетние и недееспособные лица.

В российском наследственном праве имеются нормы, определяющие особый статус несовершеннолетних наследников, в частности в ст. 1149 ГК РФ, установлено, что «несовершеннолетние наследники, независимо от содержания завещания призываются к наследованию и наследуют не менее половины доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону».

Принять наследство, как отмечает Л.А. Федосеева, от имени несовершеннолетнего могут:

— родители несовершеннолетнего;

— усыновители;

— опекуны;

— попечители;

— детское учреждение под попечением, которого находится несовершеннолетний.

Однако, в законе конкретный перечень лиц, которые могут принять наследство от имени несовершеннолетнего не установлен, все вышеперечисленные лица именуются законными представителями несовершеннолетнего.

На мой взгляд, автор выражает не совсем точное мнение, указав, что принять наследство от имени несовершеннолетнего может детское учреждение под попечением, которого находится несовершеннолетний, ведь в число лиц, являющихся законными представителями несовершеннолетнего, как определено ст. 27 ГК РФ, относятся: родители, усыновители, приемные родители, органы опеки и попечительства. Таким образом, законодатель не устанавливает в качестве законных представителей детское учреждение под попечением, которого находится несовершеннолетний, но с другой стороны перечень лиц, указанный в ст. 27 ГК РФ, является открытым.

Особенности принятия наследства несовершеннолетними в разном возрасте, представлены на рисунке.

Рисунок — Особенности принятия наследства несовершеннолетними

Таким образом, законодатель выделяет три возможных варианта принятия наследства несовершеннолетними лицами, зависящими от их возраста и дееспособности.

Как указывает В.И. Сиукаева, несовершеннолетние от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки, направленные к их выгоде и не требующие нотариального удостоверения или государственной регистрации, при этом автор приводит в подтверждение своей позиции ст. 28 ГК РФ. Анализ ст. 28 ГК РФ, позволил установить, что возрастной ценз в 6 лет данной статьей, а именно п.2, регламентирован. Получается, что законодатель допускает принятие наследства, за исключением случаев государственной регистрации, лицам с согласия родителей в возрасте от 6 до 14 лет.

К детям наследодателя приравниваются и усыновленные дети, это означает, что усыновленные дети и их потомки, наравне с имеющимися детьми и потомками наследодателя, наследуют его имущество. При этом усыновленные дети выступают наследниками только усыновителей, а право на наследование имущества родных родителей теряют.

Однако в законодательстве имеются исключения по поводу рассматриваемой ситуации. Так, согласно СК РФ, если по решению суда усыновленный сохраняет связь с одним из родителей, а так же другими родственниками,  то он и его потомство наследуют по закону наследство умершего родителя.

Рассмотрю пример из судебной практики.  Волков В.В. обратился в суд с иском к администрации Осинниковского городского округа о признании за ним права на наследственное имущество, открывшееся после смерти Волкова Василия Даниловича, умершего 03.08.1993 года, обосновывая требования тем, что 27.09.1956 года его родители Волков В.Д. и Волкова Л.А. расторгли брак. 02.10.1956 года его мать Волкова Л.А. вышла замуж за Широносова И.Н., который усыновил его и затем в свидетельстве о рождении был указан его отцом, что не соответствовало интересам ребенка. Считает, что в 1967 году после прекращения брака между его матерью и Широносовым И.Н. права и обязанности между усыновленным и усыновителем прекратились, произошло восстановление правовых и имущественных отношений между усыновленным ребенком и его родным отцом Волковым В.Д., возвратившимся в их семью. 14.02.1975 года он сменил свою фамилию на фамилию – Волков.

Обращаясь с иском о признании права на наследственное имущество, открывшееся после смерти Волкова Василия Даниловича, умершего 03.08.1993 года, истец Волков В.В. указал, что наследодатель Волков Василий Данилович является его отцом по происхождению, который признавал его своим сыном и сохранил с ним свои отношения, что является основанием для наследования его имущества.

Отказывая в иске Волкова В.В., суд исходил из того, что факт сохранения отношений Волкова В.В. с отцом по происхождению Волковым В.Д. не нашел своего подтверждения, в связи с чем отсутствуют правовые основания для наследования Волковым В.В. имущества своего отца по происхождению Волкова В.Д., умершего 03.08.1993 года. Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска.

Таким образом, апелляционная инстанция решила: Постановление  Осинниковского городского суда от 12 мая 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Волкова В.В. – без удовлетворения.

В данном случае истец не смог предоставить доказательства, о том, что сохранил отношения с родным отцом, что является фактом отсутствия оснований для признания его наследником.

Рассмотрю  другой пример. До смерти биологического отца ФИО3 и до смерти матери биологического отца, т.е. бабушки — ФИО2 ФИО6 сохранял с ними общение, чему ни его мать, ни усыновитель ФИО4 никогда не препятствовали. После смерти бабушки ФИО2 он фактически проживает в её доме, пользуется оставшимся после её смерти имуществом. Кроме того, он также организовывал и оплачивал похороны ФИО2. При обращении к нотариусу Кемеровского нотариального округа ФИО13 об открытии наследства, оставшегося после смерти ФИО2, ему отказано в принятии заявления для вступления в наследство и включении его в круг наследников как внука после смерти ФИО2 в связи с тем, что он ранее был усыновлён и не имеет прав на наследство.

Решением Центрального районного суда г.Кемерово от 17 марта 2014 года ФИО6 в удовлетворении требований о признании его сохранившим отношения со своими кровными родственниками по происхождению, биологическим отцом ФИО3, умершим ДД.ММ.ГГГГ и бабушкой ФИО2, умершей ДД.ММ.ГГГГ., и признании ФИО6 наследником по закону наследственного имущества, открывшегося после смерти ФИО2, умершей ДД.ММ.ГГГГ года, отказано.

Апелляционная инстанция, проанализировав материалы дела, определила: Признать ФИО6, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца г. Кемерово наследником по закону в отношении наследственного имущества, открывшегося после смерти ФИО2, умершей ДД.ММ.ГГГГ года.

В настоящее время несовершеннолетние дети, а также нетрудоспособные иждивенцы «наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля)». Таким образом, доля составляет 1/2, что меньше 3/4, предусматривающийся  ГК РСФСР 1922 г. и меньше 2/3 предусматривающийся ГК РСФСР 1964 г. В итоге, считаю, что законодатель, применив меньшую долю, привел к ущемлению прав несовершеннолетних детей. В связи с чем, считаю целесообразным установить долю 2/3, аналогично доле установленной ранее в ГК РСФСР 1964 г.

Следующей проблемой осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами, является проблема отсутствия алиментной составляющей. Дело в том, что алиментные обязанности не наследуются по закону. В целях обеспечения несовершеннолетних и нетрудоспособных наиболее близких к наследодателю  членов семьи (супруга, детей и родителей), а также нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, считаю целесообразным ввести алиментную обязанность в пределах той доли имущества, которая входит в наследственную массу. С одной стороны таким способом будет определен приоритет интересов членов семьи, а не неприкосновенности частной собственности. С другой же стороны, необходимо учитывать как интересы детей, так и каждый, реальный случай наследования по закону с участием несовершеннолетних и недееспособных лиц.

В связи с тем, что ребенок не может выполнять свои наследственные обязанности, эти обязанности за него выполняют родители, усыновители и иные законные представители.

Дело в том, что даже при наследовании определенной доли, несовершеннолетний, а равно, как и недееспособный гражданин, должны отвечать по обязательствам наследника в рамках своей наследственной доли.

Так, краевое государственное казенное учреждение «Управление автомобильных дорог …» (далее КГКУ «Алтайавтодор») обратилось в суд с иском к Разакуловой Д.Н. о возмещении вреда, причиненного транспортным средством, осуществляющим перевозку тяжеловесного груза при движении по автомобильной дороге, в сумме 70 665 руб., судебных расходов по уплате госпошлины в размере 2320 руб. Судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены несовершеннолетние наследники Эргешова Ж.Р. – Э.С.Ж., и Э.С.Ж. в лице законного представителя Умарбековой П.А.

Суд решил: взыскать солидарно с Разакуловой Дилфузы Назимбековны, и несовершеннолетних Э.С.Ж.А, Э.С.Ж. в лице их законного представителя Умарбековой  Париды Анарматовны (за счет стоимости наследственного имущества) в пользу Краевого государственного казенного учреждения «Управление автомобильных дорог …» в возмещение ущерба, причиненного транспортным средством, осуществляющим перевозку тяжеловесного груза при движении по автомобильной дороге, сумму в размере 70 665 рублей, судебные расходы по оплате госпошлины в размере 2320 рублей, всего сумму в размере 72 985 (семьдесят две тысячи девятьсот восемьдесят пять) рублей.

В данном случае, как можно заметить за счет стоимости наследственного имущества суд решил взыскать с несовершеннолетних лиц, в лице их законного представителя долг по возмещению материального ущерба. На мой взгляд, данная обязанность, является недопустимой по отношению к несовершеннолетним и недееспособным гражданам, так как ведет к ухудшению их материального положения и уменьшению наследственной массы. Предположим, что несовершеннолетние унаследовали определенную денежную сумму, которую они планируют потратить на социальные нужды (обучение, восстановление здоровья и т.д.), но суд выносит решение, которым, фактически «отбирает» эти средства у малообеспеченных, в данном случае детей. Конечно, если несовершеннолетний потеряет обоих родителей, и будет, например, помещен в интернат, то заботы, по его образованию и социальной поддержки лягут на плечи государства. А как же быть в тех случаях, когда опекунами малолетнего, становятся, например пожилые бабушка и дедушка, иные родственники несовершеннолетнего, не имеющие материальной возможности дать ему образование, обеспечить необходимыми условиями. В таком случае, имеется только один выход – определение ребенка в детское учреждение, но как же быть с моральной точки зрения, ведь кровные отношения являются самими близкими. В связи с тем, что приоритетная защита прав несовершеннолетних требует оперативных и эффективных правовых механизмов, считаю целесообразным установить запрет на уменьшение величины наследства путем взыскания с долгов наследодателя через суд, в случае реального ухудшения материального состояния несовершеннолетнего.

Несовершеннолетнее лицо не может составлять завещание, что обусловлено ограничением ни его гражданской дееспособности, а скорее гражданской правоспособности. Подход законодателя в данном случае понятен, таким образом, законодатель показывает, что составитель завещания должен находится в достаточной интеллектуальной, психологической и социальной зрелости. С другой же стороны, эмансипированные несовершеннолетние, как уже было отмечено ранее, имеют право сами принимать наследство, а составлять наследственное завещание не могут. Таким образом, в ситуации с эмансипированными несовершеннолетними, наблюдается уменьшение их гражданской дееспособности, а не гражданской правоспособности, ведь вступление в брак в возрасте до 18 лет, предполагает формирование полной дееспособности такими гражданами. Вопрос самой эмансипации, в настоящее время остается открытым, ведь приобретение полной дееспособности, при вступлении в брак, не может являться, так сказать, первостепенной целью и реальным желанием заключить брак в целях создания семейных отношений. Бывают случаи, что вступление в брак является желанием юноши избежать, уголовную ответственность, или желанием родителей девушки скрыть «девичий позор» и родить ребенка именно в браке. Все это не говорит о том, что лица, вступающие в брак получающие полную дееспособность, имеют достаточную интеллектуальную, психологическую и социальную зрелость, для того, чтобы принимать ответственные решения, к которым в том числе и относится составление завещания. Тем более что вопрос о снижении брачного возраста решается органами местного самоуправления, которые в свою очередь никак не определяют и по факту не могут определить, по каким-то критериям установить уровень социальной зрелости несовершеннолетнего. Поэтому вопросы об эмансипации должны решаться совместно с родителями или опекунами несовершеннолетнего, которые знают его личность, характер и могут свидетельствовать о достаточном уровне его социальной зрелости. Считаю необходимым допустить возможность совершеннолетнего составлять завещание в отношении своего заработка и иных доходов – лично, без согласия законных представителей, что даст возможность проявления большего уровня гражданской дееспособности несовершеннолетних лиц.

Как считает А.В. Волков, для ослабления напряженности в правоприменительной практике по делам наследования, ГК РФ необходимо дополнить нормой, устанавливающей право завещателя определять на случай своей смерти опекуна или попечителя своим несовершеннолетним детям [16, с. 105]. На мой взгляд, такой подход будет являться довольно эффективным. Дело в том, что при жизни наследодатель лучше всех понимает, кто именно может создать максимально комфортные условия для несовершеннолетнего.

В жизни случаются разные ситуации, и семейные отношения в каждой семье существенно различаются. В некоторых случаях случается так, что наследодатель специально не включает в завещание своих несовершеннолетних детей, особенно часто так происходит с целью сокрытия своих внебрачных детей.

Доказательством права наследования может послужить судебное решение об установлении факта признания отцовства. Что касается детей, зачатых до смерти наследодателя, то согласно п.1. ст. 1116 ГК РФ зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства дети, относятся к кругу лиц, которые могут призываться к наследованию. Такие дети, еще в римском праве назывались насцитурусы.

На сегодняшний день, благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям стало возможным зачатие ребенка после смерти его родителя, именно в таком случае возникают вопросы признания наследника зачатого после смерти наследодателя. Однако в российском гражданском праве не урегулирован вопрос, касающийся данной ситуации. При этом в данный момент уже известно немало случаев, когда с помощью замороженных эмбрионов (криоконсервация), после смерти наследодателя, происходит зачатие. Например, если ребенок с помощью суррогатной матери родится через год или больше после смерти отца, то по российскому законодательству, такой ребенок не может являться наследником. В силу увеличения количества случаев, когда оплодотворение происходит с помощью ЭКО, считаю целесообразным уже в данный момент проработать изменения в законодательстве, а именно, изложить п.1. ст. 1116 ГК РФ в следующем виде: «К наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни и после смерти наследодателя, благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям…..». Что позволит привести в порядок вопросы регламентации ситуаций с зачатием ребенка после смерти наследодателя. Но, в целях снижения риска использования таких ситуаций в корыстных целях, считаю необходимым установить определенный период времени, в течение которого может быть зачат ребенок, в будущем признаваемый наследником. Посмертная репродукция в некоторых странах не запрещена, к таким странам относятся: Германия, Швеция, Швейцария, Франция, Дания, хотя в таких странах как США, Великобритания, Израиль, она осуществляется на легальных условиях. В нашей стране, также не запрещено производить посмертную репродукцию.

Еще одной проблемой защиты прав несовершеннолетних и недееспособных граждан, является то, что нарушение прав несовершеннолетнего на причитающееся ему имущество начинается с момента смерти наследодателя.

Происходит это в тех случаях, когда из корыстных побуждений, окружающие несовершеннолетнего и недееспособного наследника, начинают распоряжаться или присваивать его имущество, это бытовые предметы, предметы интерьера. Встречаются такие случаи, когда после смерти наследодателя, составляется фиктивный договор, «задним» числом на продажу умершим транспортного средства. Так как право собственности у покупателя возникает с момента передачи товара (автомобиля), при условии его оплаты, то новый собственник беспрепятственно может поставить на учет автомобиль в ГИБДД.

Наиболее сложнее обстоят дела с лицами, признанными недееспособными. Дело в том, что нотариус не располагает сведениями о недееспособности того или иного лица, а родственники такого лица в корыстных целях, скрывают информацию о  его недееспособности. Если, все же нотариус усомнится, что один из участников сделки не отдает своим действиям отчета и не руководит ими, то он вправе отложить совершение сделки до вынесения судом решения о признании лица дееспособным или наоборот. Особую категорию лиц составляют нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, которые, в случае нахождения на иждивении более одного года, имеют право на наследство по закону в соответствующей очереди.

В итоге на рисунке можно схематично представить проблемы осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами.


Рисунок — Проблемы осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами

Таким образом, рассмотрев проблемы осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами, считаю целесообразным обратить внимание законодателя на такие имеющиеся проблемы как: ответственность наследников по долгам наследодателя; отсутствие алиментной составляющей; установление наследственных отношений между усыновленными детьми и их родными родителями; отсутствие правовых норм регламентации ситуаций с зачатием ребенка после смерти наследодателя.

В настоящее время институт осуществления наследственных прав несовершеннолетними и недееспособными лицами имеет довольно большое количество не решенных правовых проблемы, к которым следует отнести такие проблемы как: ответственность наследников по долгам наследодателя; отсутствие алиментной составляющей; установление наследственных отношений между усыновленными детьми и их родными родителями; отсутствие правовых норм регламентации ситуаций с зачатием ребенка после смерти наследодателя. В целях решения данных проблем, необходимо: установить запрет на уменьшение величины наследства путем взыскания с долгов наследодателя через суд, в случае реального ухудшения материального состояния несовершеннолетнего; проработать вопрос о установлении алиментной составляющей в наследственные правоотношения, а также разработать правовые нормы, регламентирующие порядок определения наследника в случае зачатия ребенка после смерти наследодателя.

Оставьте комментарий

Adblock
detector