Проблемы реализации положений уголовно-процессуального законодательства в сфере избрания домашнего ареста для отдельных категорий граждан



Основания избрания меры пресечения домашний арест для несовершеннолетних

Одним из дискуссионных вопросов в настоящее время, является реализация положений уголовно-процессуального законодательства в сфере избрания домашнего ареста для отдельных категорий граждан, в том числе для несовершеннолетних.

Согласно уголовному законодательству, к несовершеннолетним относятся лица, чей возраст на момент совершения преступления составлял 14 лет, но которым не исполнилось 18 лет. Сразу хочется отметить довольно странный подход к понятию «совершеннолетний» со стороны законодателя. Законодатель таким определением пытается поставить границы несовершеннолетнего возраста от 14 до 18 лет, но не включительно. То есть, если на момент совершения преступления лицу уже исполнилось 18 лет, то он считается совершеннолетним. Остается открытым такой вопрос, почему законодатель не установил возрастной ценз несовершеннолетних следующим образом: …«Несовершеннолетними признаются лица, которые ко времени совершения преступления находились в возрасте от 14 до 17 лет, включительно…». На наш взгляд, так бы было намного понятнее, кого именно в рамках уголовного судопроизводства и уголовного закона считать несовершеннолетними.

К несовершеннолетним могут применяться все меры пресечения, установленные статей 98 УПК РФ, за исключением наблюдения командования воинской части, что является на наш взгляд, логичным и понятным. Законодатель в ст. 98 УПК РФ, так же по отношению к несовершеннолетним, в 2002 году ввел такую меру пресечения, как присмотр за несовершеннолетним обвиняемым.

Что касается домашнего ареста, как меры пресечения применяемой к несовершеннолетним, то данная мера пресечения может быть применена к таким лицам, в случае если ими совершено тяжкое или особо тяжкое преступление.

Некоторые ученые, рассматривая меру пресечения в виде домашнего ареста, по отношению к несовершеннолетнему, считают целесообразным в отдельных случаях, заменить заключение под стражу домашним арестом под присмотром родителей или иных законных представителей.

Статей 97 УПК РФ установлены основания избрания мер пресечения, в том числе для несовершеннолетних, к числу которых относятся:

— основания полагать, что несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, суда, либо предварительного следствия;

— основания полагать, что несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый может и в период следственных действий, заниматься преступной деятельностью;

— основания полагать, что несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый может оказывать влияние на производство по уголовному делу, а также угрожать его сторонам.

Как отмечает Е.Ю. Манохина, применяя к несовершеннолетним домашний арест, как меру пресечения, суды особый акцент делают на следующих пунктах:

— возраст (лица, не достигшие 18 лет);

— условия их жизни и воспитания;

— особенности личности;

— влияние старших по возрасту лиц, в том числе законных представителей, с которыми несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый проживает в одном жилом помещении.

В тоже время данный автор, ошибочно, на наш взгляд считает, что по отношению к несовершеннолетним, к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста, существуют определённые запреты и (или) ограничения, которым они не могут подвергаться:

— выход в определённые периоды времени за пределы жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;

— нахождение в определённых местах, а также ближе установленного расстояния до определённых объектов, посещение определённых мероприятий и участие в них;

— общение с определёнными лицами;

— отправление и получение почтово-телеграфных отправлений;

— использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Позиция Е.Ю. Манохиной полностью противоречит тем принципам, на которых построена и реализуется сама мера пресечения в виде домашнего ареста.

Суд с учетом данных о личности несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, а также принимая во внимания все обстоятельства дела, может применить к несовершеннолетнему те же запреты и ограничения, которые применяются к лицу, достигшему восемнадцатилетнего возраста, а именно:

— запретить или ограничить выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает;

— запретить или ограничить общение с определенным кругом лиц;

— запретить отправку и получение почтово-телеграфных отправлений;

— запретить или ограничить использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Как отмечается в Приказе Министерства юстиции РФ, МВД России, Следственного комитета РФ и ФСБ России от 31 августа 2020 г. № 189/603/87/371, в том случае, если к несовершеннолетнему лицу применяется мера пресечения в виде домашнего ареста, то с данным лицом должна проводиться беседа в присутствии его законных представителей, а при их отсутствии — педагога или психолога, затем ему выдается подписка и памятка [8]. Пример подписки несовершеннолетнего представлен в Приложении А.

В правоприменительной практике актуальной проблемой применения меры пресечения в виде домашнего ареста к несовершеннолетнему, являются случаи, когда несовершеннолетний находится в детском доме (интернате). Фактически законодатель никак не регламентирует ситуацию, если несовершеннолетний обвиняемый или подозреваемый является воспитанником детского дома. В ст. 107 УПК РФ, относительно жилого помещения, указывается, что подозреваемый может жить (находиться) в помещении на иных основаниях. Вопрос заключается в том, что считаются ли иными основаниями проживание несовершеннолетнего в детском доме. В том случае, если все-таки, такие основания предполагают детский дом как место постоянного проживания несовершеннолетнего подозреваемого, то законодателю, во-первых, необходимо уточнить более детально специфику домашнего ареста в таких жилых помещениях для несовершеннолетнего. Во-вторых, определить условия применения данной меры пресечения с учетом окружающей обстановки. Ведь возникнет множество вопросов по поводу наложения различных запретов и ограничений, которые лицо может не исполнять.

Следующей проблемой применения исследуемой меры пресечения по отношению к несовершеннолетним, является отсутствие механизма реализации функций уголовно-исполнительной инспекции по контролю за несовершеннолетним в области отправки и получения почтово-телеграфных отправлений, а также использования средств связи и «Интернета». Отсутствие таких средств контроля делает исследуемую меру пресечения в отношении к несовершеннолетнему подозреваемому и обвиняемому, неэффективной.

На наш взгляд, при избрании меры пресечения по отношению к несовершеннолетнему обвиняемому и подозреваемому, целесообразно установить, так называемые, смягчающие и отягчающие обстоятельства, на основании которых суд будет принимать решение об избрании той или иной меры пресечения.

К таким обстоятельствам, считаем целесообразным отнести:

— наличие детей у несовершеннолетнего;

— наличие зарегистрированного брака;

— наличие трудовых  отношений у несовершеннолетнего с определенным работодателем;

— наличие статуса обучающегося в учебном заведении;

— наличие у совершеннолетнего в семье лиц, за которыми требуется постоянный уход;

— наличие лиц в окружении несовершеннолетнего, способных отрицательным образом повлиять на него;

— наличие судимости за ранее совершенные преступления;

— наличие определенных видов и разного рода достижений (спортивных, учебных и т.д.);

— другие обстоятельства.

В связи с тем, что несовершеннолетние в силу своего психологического развития, особенностей восприимчивости окружающего мира и иных условий, являются, особой категорией подозреваемых и обвиняемых, считаем целесообразным в УПК РФ включить новую гл. 50.1 УПК РФ «Меры пресечения, избираемые несовершеннолетним». Установить особенности избрания, применения, реализации и отмены меры пресечения в виде домашнего ареста по отношению к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым в данной главе, что позволит более рационально использовать данную меру пресечения к таким лицам.


Особенности применения домашнего ареста к отдельным категориям лиц: иностранные граждане, лица без гражданства, военнослужащие

Как уже отмечалось ранее, привлечение к домашнему аресту не может быть применено к иностранным гражданам и лицам без гражданства, так как они не имеют постоянного места жительства в стране. Кроме этого, не может быть применена данная мера пресечения к военнослужащим, а также к людям, не имеющим постоянного места жительства в России, но являющимися гражданами нашей страны.

Что касается лиц, не имеющих постоянного места жительства на территории нашей страны, то в данном случае позиция законодателя понятна, ведь отсутствие обстоятельств, представляющих возможность применения к таким лицам домашнего ареста, указанных в ч.1 ст. 107 УПК РФ, не предполагает применение данной меры пресечения, по следующим причинам:

отсутствует место реализации данной меры пресечения;

отсутствует возможность контроля за реализацией данной меры пресечения.

Возникает вопрос по отношению применения данной меры пресечения к военнослужащим, ведь военнослужащие могут иметь в собственности жилое помещение и фактически, находиться в нем при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Скорее всего, законодатель исходит из того мнения, что, находясь под домашним арестом военнослужащие не смогут исполнять свои обязанности и нести военную службу, но ведь логично предположить, что обычный человек, при назначении ему меры пресечения в виде домашнего ареста, также не сможет находиться на своем рабочем месте. Не совсем ясным представляется и вопрос о возможности применения домашнего ареста к гражданам, призванным на военные сборы, к которым относятся: учебные сборы и сборы по проверке боевой и мобилизационной готовности воинских частей и военных комиссариатов.

В том случае, если гражданин, призванный к учебным сборам, сроки которых не могут превышать два месяца, будет привлечен в качестве обвиняемого и подозреваемого по уголовному делу и ему, предположим, будет назначена мера пресечения в виде домашнего ареста, может беспрепятственно вернуться на свое постоянное место жительства и исполнять решение суда. С другой стороны, думается целесообразным, в таких вариантах зачесть срок нахождения на учебных сборах в срок применения меры пресечения в виде домашнего ареста. С другой стороны, проблемным является вопрос контроля исполнения применения домашнего ареста к военнослужащим.

Считаем целесообразным, также определить вариантность нахождения военнослужащего за пределами расположения воинской части, например, в командировке, отпуске или в увольнении. Дело в том, что именно в таких случаях, логически ничего не мешает применить меру пресечения в виде домашнего ареста для подозреваемых или обвиняемых военнослужащих. Исполнению меры пресечения по месту прохождения службы могут препятствовать и другие обстоятельства. Как полагает Балондюк О.В., «находясь в расположении воинской части, военнослужащий имеет реальную возможность воспрепятствовать производству по уголовному делу путем воздействия на сослуживцев. Учитывая данные обстоятельства, представляется целесообразным на законодательном уровне установить возможность перевода подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего в другую воинскую часть для исполнения рассматриваемой меры пресечения»

Согласно действующему законодательству, иностранный гражданин может постоянно проживать на территории нашей страны, на основании выданного ему вида на жительство, а также на основании иных условий указанных в ст. 8  ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25.07.2002 № 115-ФЗ». Логично предположить, а вернее признать тот факт, что иностранный гражданин может иметь в собственности, либо проживать на иных законных основаниях в жилом помещении. Законодатель же исходит из того, что привлечение к домашнему аресту не может быть применено к иностранным гражданам и гражданам без гражданства, так как они не имеют постоянного места жительства в стране. В связи, с чем складывается казусная ситуации, с одной стороны законодательство допускает возможность получения вида на жительство и другие основания, которые предполагают проживание иностранного гражданина на территории нашей страны, с другой стороны законодатель ограничивает применение домашнего ареста как меры пресечения к таким лицам.

Изучив выборочно научную литературу, а также материалы судебной практики, нам не удалось найти подходы, регламентирующие применение домашнего ареста в виде меры пресечения к отдельным категориям лиц, исходя из их профессиональной деятельности.

Дело в том, что законодатель установил общие условия применения домашнего ареста, абсолютно для всех граждан и не учитывает сферу их деятельности, либо правовой статус. Так, являясь, например, индивидуальным предпринимателем, лицо к которому применен домашний арест в виде меры пресечения, может существенно усугубить свое материальное положение и даже «потерять» бизнес. Понятно, что законодатель из гуманных целей избирает такую, более мягкую меру пресечения как домашний арест по сравнению с заключением под стражу, но ведь впоследствии по отношению к осужденному или подозреваемому может быть вынесен и оправдательный приговор. Считаем целесообразным более тщательно подходить к условиям реализации такой меры пресечения в виде домашнего ареста к индивидуальным предпринимателям и гражданам, чья профессиональная деятельность требует постоянного контроля и может привести к существенным потерям, как экономическим, так и потерям, связанным другими видами деятельности. Ни в коем случае, не считаем необходимым (если к тому нет достаточных оснований), менять меру пресечения на более мягкую для таких лиц, но принимать во внимание характер и последствия устанавливаемых запретов и ограничений, необходимо.


Домашний арест к больным и беременным

Отдельными особенностями применения домашнего ареста являются случаи нарушения здоровья подозреваемого или обвиняемого. Если состояние здоровья лица, которому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, вызывает опасения либо требует постоянного врачебного наблюдения, то данная мера пресечения может осуществляться в лечебном учреждении. Законодатель не устанавливает перечень и степень заболеваний, на основании которых потерпевший или подозреваемый, может быть помещен в лечебное учреждение, где будет исполняться мера пресечения в виде домашнего ареста. Законодатель лишь указывает, что если подозреваемому или обвиняемому требуется госпитализация по медицинским показаниям, то он имеет право находиться в учреждении здравоохранения в период исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста.

В законодательстве выделяются виды и формы медицинской помощи. Из Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» вытекает, что скорая медицинская помощь предназначена для оказания экстренной и неотложной помощи. И  то, и другое в законе расшифровывается, как расшифровывается и понятие плановой медицинской помощи, отсрочка которой на определенное время не влечет за собой ухудшения состояния пациента и угрозу его жизни и здоровью.

В статье 26 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», установлен перечень лиц, имеющих право на оказание медицинской помощи в рамках реализации уголовно-правовых отношений. К таким лицам, согласно закону, относятся:

лица, заключенные под стражу,

лица, отбывающие наказание в виде ограничения свободы;

арестованные лица;

лица, лишенные свободы и лица, находящиеся под административным арестом.

Как можно заметить в анализируемом законодательном акте не упоминаются лица, находящиеся под домашним арестом. Из этого вытекают определенные проблемы. В частности Московский Городской Суд, своим апелляционным постановлением от 04.10.2017 г. по делу № 10-16332/2017 оставил без изменения постановление Тверского районного суда города Москвы от 16 сентября 2017 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя об изменении меры пресечения на содержание под стражей лицу, находящемуся под домашним арестом, который в аналогичной ситуации самостоятельно прибыл  на плановое лечение.

Считаем, что законодателю необходимо внести изменение в ст. 26  ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», включив в перечень лиц, в том числе и подозреваемых, обвиняемых, к которым избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Кроме того, необходимо отметить, что в законодательстве не урегулирован вопрос, касающийся применения домашнего ареста к беременным женщинам и женщинам, имеющим несовершеннолетних детей. Считаем, что законодатель должен более рационально подойти к решению вопроса об условиях применения и исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста к таким категориям граждан. В основе определения условий применения данной меры пресечения, на наш взгляд, необходимо учитывать:

— срок беременности;

— тяжесть прохождения беременности;

— материальное положение матери, имеющих несовершеннолетних детей;

— наличие на иждивении детей, в том числе детей-инвалидов.

Таким образом, на основании выше представленного материала, можно сделать вывод о том, что уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее применение домашнего ареста к отдельным категориям лиц, в настоящее время требует существенных доработок, вызванных определенными недостатками и проблемами в области избрания и реализации данной меры пресечения к несовершеннолетним, иностранным гражданам, военнослужащим, беременным женщинам, а также иным лицам.

Оставьте комментарий

Adblock
detector