Особенности соотношения государства и государственной власти


osobennosti-sootnosheniya-gosudarstva-i-gosudarstvennoj-vlasti

Механизм осуществления государственной власти в РФ

Государственное устройство рассматривается как национально – территориальная организация государства и взаимоотношения центральных и региональных органов. Выделяют три основных формы государственного устройства, унитарное, федеративное и конфедеративное.

Российская Федерация является федеративным государством. Правовой статус государства определяется Конституцией Российской Федерации, а также Конституцией субъектов Российской Федерации. Правовое положение устанавливается Конституцией, а также уставами.

В Российской Федерации носителем суверенитета и единственным источником власти является многонациональный народ. Осуществляет свою власть народ как непосредственно, так и через органы государственной власти местного самоуправления.

Органы государственной власти Российской Федерации представляют собой часть государственного аппарата, которая наделена государственно – властными полномочиями и осуществляет свою компетенцию по уполномочию государства в установленном им порядке. Каждый орган государственной власти имеет свою особую структуру и объем полномочий, которые отличают его от других органов государственной власти, но все они вместе выступают как единое целое, как единая государственная власть, осуществляющая функции государства. Орган государственной власти рассматривается как составная, относительно обособленная и самостоятельная часть государственного механизма, которая участвует в осуществлении функций государства, действует от имени государства и по его поручению, обладает государственно-властными полномочиями, имеет установленную государством структуру и компетенцию и применяет присущие ей организационно-правовые формы деятельности.

Конституционно-правовой статус органа государственной власти характеризуется рядом основных черт. Прежде всего, орган государственной власти устанавливается только государством и в особом порядке. Он создается в соответствии с нормами Конституции, законами или другими нормативными правовыми актами. Это означает, что вне установленного порядка образования органа государственной власти, он не может быть создан и функционировать.

Для органа государственной власти характерно то, что он создается для осуществления задач государственной власти, осуществления деятельности российского государства. Так, например, Федеральное Собрание является представительным и законодательным органом Российской Федерации, Президент является главой государства, а Правительство осуществляет исполнительные функции. Задачи и функции органов государственной власти субъектов Российской Федерации определяются их Конституциями, уставами и другими законодательными актами.

Признаком органа государственной власти являются его властные полномочия. Это означает, что его решения носят общеобязательный характер, и для их осуществления при необходимости может быть использовано государственное принуждение. Органы государственной власти издают нормативные правовые акты, которыми устанавливается порядок использования гражданами, общественными организациями и должностными лицами своих прав и выполнение обязанностей и регулирование отношения между государством и гражданином в установленной сфере государственной жизни.

Государственный орган имеет определенные права, которые выступают для него и в качестве обязанностей, имеет четко установленную сферу применения этих прав, пределы их территориального использования.

Государственная власть в Российской Федерации разделяется законодательную, исполнительную и судебную.

К субъектам осуществления государственной власти относятся: Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание, Правительство Российской Федерации, Суды Российской Федерации.

Президент Российской Федерации является главой государство, он представляет его во взаимоотношениях с иностранными государствами и субъектами Российской Федерации. Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил России.

Законодательным и представительным органом государственной власти является Федеральное собрание Российской Федерации. Оно состоит из двух палат: верхняя палата и нижняя. Верхней палатой является Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Нижняя палата – Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации.

Совет Федерации является верхней палатой российского парламента, которая представляет собой интересы субъектов Российской Федерации.

Государственная Дума – это одна из двух палат Федерального Собрания, которая является законодательным органом государственной власти.

Судебная власть является одной из трех ветвей государственной власти. Она представляет собой самостоятельную независимую ветвь государственной власти, которая осуществляется судами, которые выполняют возложенные на них полномочия посредством установленного судопроизводства.

К федеральным судам относятся Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, которые составляют систему федеральных судов общей юрисдикции. Кроме того, в судебную систему входят федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов в Российской

Федерации, специализированные суды. К судам субъектов можно отнести конституционные суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, которые являются судам общей юрисдикции субъектов Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации представляет собой судебный орган конституционного контроля, который самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть путем конституционного судопроизводства.

В Российской Федерации конституционно гарантируется и признаётся местное самоуправление. В Конституции Российской Федерации говорится о том, что местное самоуправление призвано обеспечить самостоятельное решение населением вопросов местного значения – владение, распоряжение муниципальной собственностью.

Местное самоуправление составляет основу конституционного строя государства. В пределах своей компетенции они имею право решать по своему усмотрению вопросы местного значения, такие как, управление муниципальной собственностью, принятие обязательных и необходимых для исполнения решений, в этом и проявляется самостоятельность местного самоуправления.

Одним из принципов деятельности органов государственной власти субъекта Российской Федерации является принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти либо должностного лица.

Таким образом, система государственной власти Российской Федерации находится во взаимодействии друг другом. Концепция единства государственной власти и разделение ее властей должна восприниматься как возможность сочетания единства в многообразии, причем многообразие власти не должно ограничиваться разделением ее на ветви, речь должна идти и о вертикальном разделении государственной власти на федеральный и региональный уровни.

Легитимность государственной власти: теоретико – практический аспект

Одной из ключевых проблем, которая встает при изучении современного государственного устройства является проблема легитимности государственной власти.

Проблема эта крайне многогранная и очень острая, что особенно хорошо видно на примере тех общественно-политических дискуссий, которые разворачиваются в нашей стране в последние годы. Вместе с тем, от того насколько успешно и эффективно государство выполняет свои функции как центрального института политической системы напрямую зависит развитие всего общества в целом.

Следует обратить внимание на то, что вопросу понимания государства уделялось значительное внимание в юридической науке на протяжении многих веков. Один из острейших вопросов — роль и место государственного принуждения в жизни общества. Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу следует подчеркнуть, что само по себе государственное принуждение — острое и жесткое средство социального воздействия. Оно основано на организованной силе, применяемой легитимной государственной властью.

Двойственность государственной власти состоит в том, что она может быть не только результатом принуждения кого-либо над кем-либо, но и результатом согласия населения добровольно подчиняться. Противоречивое единство внутри властных отношений обеспечивается авторитетом власти, ее легитимностью.

Пытаясь определить исследуемое понятие, при первом приближении можно сформулировать, что легитимность — это принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренной правовыми нормами.

Легитимность — это символ веры, представление, которое присутствует в сознании граждан. Оно проистекает из убеждения, что власть в стране наделена правом принимать решения, которые ее граждане должны выполнять.

Этимологически слово «легитимность» ведет свое начало от латинского legalis — законность. Однако легитимность и законность не являются синонимами. Ее использовали для обозначения законно установленной власти в отличие от насильственно узурпируемой.

Тогда же это слово приобрело и другой смысл — признание данной государственной власти и территории государства на международном уровне.

Юридическим выражением легитимности власти служит ее легальность, т.е. нормативность, способность воплощаться в нормах права, ограничиваться законом, функционировать в рамках законности. Важнейшими принципами легитимации являются суверенитет народа и права человека.

Экзистенциальное рассмотрение власти как феномена социальной жизни сопряжено с необходимостью уяснения сущности процесса легитимации отношений господства и подчинения людей друг другу.

Здесь интересно обратиться к взглядам Макса Вебера, который попытался определить сущность господств, как особого социального феномена, отличного от других, хотя и близких ему по форме явлений типа «власти», «политической силы», «авторитета» и т.п. и описываемого в отрыве от традиционно связанных с ним субстанциональных категорий «рабства» и «подчинения», предложенных еще Платоном и Аристотелем.

В контексте своей концепции идеальных типов Вебер разработал специальную систему типов господства, самым непосредственным образом связав эту классификацию с критерием легитимности и тем самым придав ей своеобразный нравственно-юридический колорит (естественно, поэтому и самой разработанной веберовской формой господства стало именно легитимное господство рационального типа, основанное на подчинении некоему безличному порядку и формальной законности). С помощью самого понятия легитимности Веберу удалось связать два асимметричных волевых и энергетических импульса, идущих один — со стороны господствующего субъекта, другой — со стороны субъекта подчиняющегося и подвластного: в этой связи легитимность давала первому из них основание и право повелевать, другому — обосновывала и предписывала обязанность подчиняться; при этом, затрагивая лишь внешнюю сторону самого этого отношения, легитимность могла вовсе не учитывать мотивацию поведения и действий каждого из этих субъектов.

Макс Вебер вводит в качестве единого основания для всех видов легитимного господства явно неюридический критерий — веру в легальность установленного порядка, авторитета или особых качеств харизматического лидера. Вебер формулировал это состояние лишь как «возможность встречать повиновение» со стороны отдельного человека или группы людей конкретно обращенным к ним приказам и повелениям: господство у Вебера сохраняло свой вероятностный характер даже в своей самой рациональной форме.

Как правило, асимметрию отношений господства усматривают в односторонней направленности вектора властвования и в диспропорциональном разделении общества, в котором осуществляется господство, на властвующее меньшинство и подчиненное большинство. Наличие такого разрыва связано, прежде всего, с самой сущностью отношений господства, и на непреходящий характер разрыва указывают некие уходящие в мифологическое прошлое события, связанные с его первоначальным появлением, — так, вопрос о значимости харизмы решает признание подчиненных, «изначально всегда мотивированное посредством чуда», — как кажется, отношения господства-подчинения принципиально нерасторжимы, а их происхождение рационально необъяснимо и вовсе не обусловлено легитимацией; напротив, сама легитимность становится только следствием их фактического существования.

Макс Вебер, разграничивая понятия «власть» и «господство», подчеркивал важность такого фактора, как реакция подвластных на оказываемое на них принуждающее давление: «власть» обусловлена шансом действующего лица на то, чтобы навязать свою волю другому лицу, даже при условии сопротивления со стороны этого последнего; «господство» же обусловлено наличием особого субъекта, «господина», который имеет шанс рассчитывать на подчинение тех, кто теоретически обязан ему подчиняться. Современные политические теории отождествляют господство, понимаемое преимущественно как социальное отношение, либо с политической властью, либо с государством: поводом к такому отождествлению стали некоторые радикальные выводы, сделанные М. Вебером о роли постоянно нарастающей деперсонализации и анонимности некогда вполне конкретных отношений господства, при этом само понятие господства становится у него только научной абстракцией: ограничив соотношение между господством и властью только указанием на то, что с помощью господства как «авторитарной командной системы можно умерить всякое сопротивление».

Тем самым веберовская формулировка проблемы вновь переключала внимание исследователя, обращая его к старым асимметричным отношениям, свойственным господству: весьма сложным оказывалось объяснить действия авторитарных властвующих сил их рациональными мотивами или безрассудством, а также выяснить связь, наверняка существующую между условиями выполнения приказов и распоряжений властей и условиями жизни подданных, неизбежное сопротивление которых приходится постоянно преодолевать.

Власть, согласно М. Веберу, означает любую возможность проводить свою волю «в социальном отношении», даже вопреки оказываемому сопротивлению; господство же есть повиновение определенных лиц приказам определенного содержания (в нормативноправовой сфере с этим по аналогии соотносится разделение императивных актов на общие законы и подзаконные акты, хотя сравнение это и имеет весьма приблизительный характер).

При этом, если власть является «социологически аморфной» и может быть обнаружена в любых обстоятельствах и ситуациях, то господством по праву может считаться только «институциализированная длительная власть в сфере приказов», и систематическое осуществление господства, основанное на монополии легитимного принуждения, создает как раз те связи, которые являются важным признаком при формировании государства как особого типа и особой формы господства.

Систематическое осуществление господства ведет к неизбежному созданию организации власти, ее центрированию и иерархизации властных структур, — именно в ходе этого процесса и появляется государственность.

Ситуации власти рождаются из самых различных источников и мотивов, однако, чтобы институализироваться в устойчивые формы господства на длительный период, им необходимо принять действующие правовые и нравственные представления, тем самым обретая и свою легитимность: с моральной и правовой точки зрения, именно длительные и длящиеся отношения господства начинают представляться легитимными и оправданными; революционное же прерывание длящихся отношений господства, как правило, влечет за собой также и политическое противопоставление права и власти.

Все политическое многообразие мира представлялось в виде пестрого конгломерата структур и субъектов — лиц, связанных друг с другом отношениями господства-подчинения, прежде всего базирующимися на принципе легитимации: странно, но господство постоянно нуждалось и нуждается в оправдании своего собственного существования, всякий логически и детерминировано не обоснованный факт его присутствия в мире требует пояснения. При этом господство, опирающееся на закон, традицию и авторитет, кажется более приемлемым, чем наполняющее его насильственное принуждение, не отягощенное какими-либо внешними объяснениями, хотя и в самом легитимированном господстве насилия при этом может содержаться значительно больше, чем в противопоставляемом ему нелегитимном господстве; и все же объем и мера реальной власти, как кажется, имеют здесь значительно меньшее значение, чем само ее обоснование.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Господство политическое всегда ассоциировано с понятием государства и государственной власти: не будучи им тождественным, этот тип господства остается связанным, однако, уже с важнейшим атрибутом государственности, а именно — с ее монопольным правом на применение крайних мер насилия по отношению к неверным подданным и врагам. Легитимация здесь осуществляется в форме и звучных терминах суверенитета, существенным образом отличных от всех других форм легальности именно своим всеобъемлющим характером: всякий суверенитет стремится к расширению своих пределов и может быть сдерживаем только другими примыкающими к его границам и соразмерными ему суверенными силами. Государственная власть представляет собой разновидность социальной власти. Это социально-психологическое, волевое явление, которое находит свое материальное воплощение в различных органах, учреждениях, общественно-политических институтах, которые в своей совокупности образуют механизм государственной власти. Будучи разновидностью социальной власти, государственная власть обладает всеми признаками последней. Вместе с тем она имеет немало качественных особенностей. Важнейшая особенность государственной власти заключена в ее политической и классовой природе. В научной и учебной литературе термины «государственная власть» и «политическая власть» обычно отождествляются. Такое отождествление, хотя и не бесспорно, допустимо. Во всяком случае, государственная власть является политической.

Легитимность — это принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренной правовыми нормами.

В Конституции России ничего не говорится о легитимности и легальности (в соответствующем терминологическом оформлении) публичной власти, тем более в некоем соотношении этих характеристик. Однако о законности власти можно судить по ряду конституционных принципов, в частности, закрепленных в ст. 3 Конституции РФ, о том, что высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы, никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.

Идея повышения легитимности публичной власти предполагает существование каких-либо средств достижения неких количественных (помимо качественных) показателей в характеристиках такой власти, ее свойствах, как прямо, так и косвенно отражающих содержание и сущность публичной власти. Что это за средства повышения легитимности? Какими свойствами, качествами должны обладать эти средства повышения легитимности? Конечно, весьма непросто определить возможные пути повышения легитимности публичной власти в условиях неопределенности самого понятия легитимности, исторической релятивности, динамичности, множественности толкования, манипулятивного использования заинтересованными политическими и иными силами.

Легитимность, судя по современным представлениям о ее связанности с публичной властью через механизм наделения полномочиями носителя власти (органа, должностного лица), может достигаться посредством проведения качественных выборов как важнейшего показателя доверия народа (фактически – избирательного корпуса) к власти.

За последние десятилетия идея гражданского общества претерпела качественные изменения, связанные с  переходом к  информационному обществу, расширяясь, углубляясь и дополняясь идеями мониторинговой демократии, основанной на политической конкуренции социальных интересов, сетевой модели представительства интересов, сложном и противоречивом поиске консенсуса и партнерства социальных групп, ограничении государства установленными правовыми нормами, растущей индивидуальной свободе человека.

Настойчивое продвижение в российское общество актуализированной идеи легитимности публичной власти с Запада (имеющей поддержку и внутри государства) не исключает как политической манипуляции, так и искренней заботы о формировании согласованной воли избирателей в отношении признания, добровольного и добросовестного подчинения власти, сформированной на основе доверия с обеих сторон – народа и органов государства, муниципалитетов.

Особенности взаимодействия государственных органов власти и государства в РФ

В тексте Конституции Российской Федерации 1993-го года указаны принципы, на которые опирается организационная система государственной власти в РФ. По результатам анализа ряда положений Конституции Российской Федерации, прежде всего тех, которые установлены главами с 3-й по 8-ю, можно прийти к выводу о том, что в этих положениях отражён такой принцип взаимодействия государственной власти, как единство, т.е. государственные органы власти должны действовать согласованно, как целостный властный комплекс, что обеспечивает высокий уровень эффективности реализации полномочий, вверенных государством властным органам и должностным лицам, в первую очередь – полномочий, относящихся к такой сфере, как защита гражданских прав человека.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Конституции Российской Федерации государственную власть в Российской Федерации реализуют следующие лица и органы: Президент РФ, Правительство РФ, Федеральное Собрание Российской Федерации, судебные органы.

Из этого закономерно вытекает, что в тексте Конституции РФ перечислены высшие государственные властные органы, а также описан регламент избрания либо назначения данных органов и представлены делегированные им полномочия.

В систему государственной власти входят также другие органы, которые были основаны вследствие назревшей необходимости обеспечить достаточную эффективность функционирования и реализации полномочий конституционных органов.

Структура государственной власти является, таким образом, разветвленной системой, в которую входят государственные органы различных уровней, действующие в различных сферах жизнедеятельности общества, взаимно связанные друг с другом. У каждого из таких органов имеются собственные специфические особенности, относящиеся не только к области его деятельности, но также к объёму вверенных ему полномочий и к его внутренней структуре. Однако, несмотря на имеющиеся различия, совокупность данных органов представляет собой единый комплекс государственной власти.

В рамках федеративного государства взаимодействие между властными органами осуществляется на основе, прежде всего, соблюдения принципа разделения властей, о чём непосредственно говорится в статье 10 Конституции Российской Федерации.

Взаимодействие между властными органами представляет собой процесс деятельности, без которого жизненный цикл государственного механизма в целом становится невозможен. Взаимодействие между властными органами как материальными институтами, включёнными в состав механизма государства, представляется необходимым для того, чтобы принимались и исполнялись правовые нормы, из них вытекали соответствующие правоотношения и обеспечивались в этом процессе правовые гарантии.

Выделим ниже следующие принципы взаимодействия:

1. Законность. Выступает как основополагающий во взаимоотношениях между органами в области осуществления государственного управления. Только неукоснительно его соблюдая, можно говорить о наличии правового управления. Возникающие между органами государственной власти правоотношения должны быть детально регламентированы, самоуправство в данном случае недопустимо.

2. Целесообразность. Является еще одним принципом в области взаимодействия, которое должно иметь определенную цель и смысл, реализовывать общегосударственные цели. Он включает в себя и принцип соблюдения общегосударственных интересов. Любое его нарушение целесообразности является основанием для отмены соответствующего законодательного акта или соглашения.

3. Самостоятельность органа власти. Реализация имеющихся полномочий органами государственной власти осуществляется в пределах предметов ведения, что, однако, не исключает возможность контроля со стороны иных органов за их деятельностью. Самостоятельность проявляется в их юридической, организационной и финансовой самостоятельности. В пределах своей компетенции государственными органами самостоятельно производится планирование и организация работы, принимаются решения, обеспечивается контроль их выполнения.

4. Равноправие, которое заключается в том, что это – взаимоотношения органов государственной власти, равноправных между собой. Равноправием предполагается создание режима равных возможностей в правовой, организационной и финансовой сферах.

5. Недопустимость ущемления интересов иных субъектов. В результате реализации данного принципа создаются такие условия, при которых полномочия одного субъекта простираются только до тех границ, от которых начинаются полномочия другого.

6. Согласование интересов. Реализация данного принципа обеспечивает  единство и оптимальное взаимодействие, эффективную совместную деятельность государственных органов.

7. Гласность.

Проводя анализ понятия «взаимодействие» и представления основных принципов межведомственного взаимодействия органов государственной власти можно сделать следующие выводы:

— целостность межведомственного взаимодействия органов государственной власти Российской Федерации — это показатель внутреннего единства и равновесия системно-структурной организации на основе причинно-следственной сопряженности ее элементов — органов государственной власти Российской Федерации;

— межведомственное взаимодействие органов государственной власти в Российской Федерации — это законодательно установленное и конструктивно согласованное выполнение органами государственной власти своих функций для решения совместных задач;

— взаимодействие органов государственной власти между собой представлено совокупностью организационно-правовых форм и методов, имеющих своим направлением совместное разрешение общегосударственных и иных вопросов.

Гражданское общество по своей сути является важным условием формирования государственной системы демократического типа, так как включает в себя разнообразные формы социальной активности населения, не обусловленные деятельностью государственных органов, а основанные на самоорганизации граждан.

Все многообразие концепций российских исследователей, дающих определение сущности гражданского общества, можно представить двумя подходами. Одни авторы понятием «гражданское общество» характеризуют определенное состояние социума, так называемое государство особого типа, которое обеспечивает защиту политических, экономических, социальных, юридических прав и свобод человека. Данный подход не предполагает выделение институтов гражданского общества как специфических структур, реализующих негосударственные интересы граждан, что позволяет рассматривать гражданское общество как особую форму общественного устройства.

Вторая концепция связана с представлением о гражданском обществе как о некой автономной сфере социума, включающей в себя определённую систему общественных отношений, социальные структуры и институты, не включённые в государственную систему. В этом случае, по мнению её сторонников, государство влияет на жизнь автономной сферы тем, что создает определённые условия для ее развития и функционирования. Гражданское общество в рамках данного подхода выполняет функции объединения социума, его частных и общественных интересов, выступает своеобразным посредником между человеком и государством. Понимание гражданского общества в этом случае предполагает наличие у него собственного, не зависимого от государства содержания, что говорит о его институциональной структуре.

Институциональный подход позволяет выделить в структуре гражданского общества такие его институты, как общественно-политические организации и движения, религиозные организации, негосударственные средства массовой информации, негосударственные предприятия, учреждения и организации, институты и организации непосредственной демократии, а также органы местного самоуправления, не входящие в систему государственной власти.

Различия в структуре гражданского общества в странах Европы и Востока позволяют говорить о неоднородности его моделей. Так, Е. В. Галкина в исследовании гражданского общества в пространстве современной России концептуально определяет и обосновывает три основные модели.

Первая строится на основе принципов и институциональных форм гражданского общества в Западной Европе, в которых учитываются права и свободы граждан, признается их равенство в рамках законов, реализуются идеи социальной справедливости, применяются демократические механизмы общественного управления, гарантирующие равенство возможностей субъектов политики, обеспечивается разделение властей и политический плюрализм.

Вторая модель характерна для стран Востока. Она отражает синтез традиционных институтов самоорганизации и заимствованных институтов демократического модернизированного типа. В институциональном строении гражданского общества такого типа большое внимание уделяется общине, конфессиональным, этническим и территориальным объединениям.

Российское гражданское общество, по мнению Е. В. Галкиной, представляет собой третью модель, сочетающую в себе признаки традиционализма и западных институтов гражданского общества. Особенность этой модели заключается в том, что она базируется на сохранении государственного патернализма по отношению к гражданскому обществу. Сочетая в себе традиции первых двух моделей, российская модель одновременно привносит свои специфические черты, связанные с интеллектуальными и социокультурными традициями.

Отечественные исследователи гражданского общества рассматривают его преимущественно как сферу внегосударственных отношений, тесно взаимодействующую с государством. Так, по мнению доктора политических наук, академика РАЕН, директора Института федерализма и гражданского общества А. Н. Аринина, гражданское общество — это «общество с развитыми экономическими, политическими, правовыми, культурными отношениями между его членами, независимое от государства, но взаимодействующее с ним».

Проблеме взаимодействия органов государственной власти и гражданского общества посвящено немало научных работ. Например, российский политолог, профессор А. Ю. Сунгуров, исходя из имеющихся подходов, описывает три варианта взаимодействия органов власти и гражданских структур: сотрудничество, отсутствие сотрудничества (игнорирование), конфронтация.

Рассмотреть механизмы взаимодействия институтов гражданского общества и органов государственной власти можно на примере сотрудничества государства с некоммерческими организациями (НКО) в современной России. Д. Волков выделяет три модели такого взаимодействия в зависимости от того, чьи интересы при этом преобладают, эти модели характризуются в монографии Н.А. Колесниковой.

Первая модель условно называется «обслуживание интересов власти». НКО в данном случае выступают как исполнители различных властных инициатив, напрямую не связанных с исполнением социальных обязательств государства. Это может быть организация различных праздников, политических мероприятий, мероприятий по формированию «актива» местной или федеральной власти и т.д. Недостатком данной модели можно назвать то, что некоммерческая организация, опираясь исключительно на формируемый властью спрос, не может самостоятельно определять цели и задачи своей деятельности.

Вторая модель предполагает делегирование властью отдельных своих социальных обязательств НКО для последующего исполнения. Однако это не предполагает, что некоммерческая организация в своей работе должна ориентироваться только на «заказ» от государства. Её ориентирами в этом случае может выступать и спрос, формируемый различными группами населения. Такая модель взаимодействия позволяет государству выступать как союзнику некоммерческого сектора, предоставляя организациям самостоятельно выбирать цели и методы своей работы.

Третья модель ориентирована на решение острых социальных проблем, одновременно реализуя государственный социальный заказ и учитывая общественный спрос. В этом случае НКО взаимодействуют с государством от имени различных социальных групп, которые и предъявляют спрос на конкретный вид деятельности.

Такое взаимодействие государства и общества дает гражданским активистам больше возможностей для проявления самостоятельности в достижении поставленных целей.

Организованное конструктивное взаимодействие между органами власти и институтами гражданского общества является необходимым условием для стабильного и позитивного социального и политического развития государства. Наиболее часто встречающимися на практике можно назвать такие формы взаимодействия, как:

— участие представителей гражданского общества в организации и деятельности органов государственной власти;

— невмешательство органов власти в частную жизнь граждан;

— государственно-правовое регулирование функционирования субъектов гражданского общества;

— законодательное закрепление обязанности государства по обеспечению экономической, политической и социальной безопасности прав и свобод человека.

Включение общественных институтов в процесс формирования государственной политики можно назвать показателем зрелости гражданского общества, потому что именно от степени взаимосвязи между гражданским обществом и государственной сферой зависит не только уровень демократии в государстве, но и качество жизни общества в целом.

На современном этапе развития гражданского общества в России его институты ориентированы на взаимодействие с государством, и формы такого взаимодействия разнообразны. Это общественная экспертиза нормативно-правовых актов, общественный контроль за деятельностью органов власти, создаваемые при органах власти различного рода консультативные органы и прочее.

Таким образом, государство сегодня выступает как необходимый фактор существования гражданского общества, обеспечивает возможность включения его частных интересов в российское политическое пространство. Только диалог государственных структур с широкой общественностью позволит обеспечить поддержание в обществе стабильности, снижение социальной напряженности, успешное проведение государственной политики, социальных реформ.

Оставьте комментарий