Проблемы и ограничения принципа свободы договора



Проблемы свободы договора

ГК РФ в абз. 2 п. 2 ст. 1 допускает установление ограничений принципов в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (аналогичные положения закреплены и в ст. 55 Конституции РФ). Данный перечень является закрытым. Иных ограничений законодатель не постановил.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пунктах 1 и 5 своего Постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» применительно к принципу свободы договора делает акцент на том, что данные ограничения устанавливаются в связи с необходимостью защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов, а также недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

Таким образом, ГК РФ определяет пределы реализации принципа свободы договора, обусловленные необходимостью соблюдения основ правопорядка. При этом обозначенные ГК РФ пределы распространяют свое действие на все правовые институты.

В качестве примера действия ограничения, связанного с защитой основ конституционного строя, нравственности и здоровья, можно привести законодательную конструкцию ст. 127.1 УК РФ (торговля людьми). С одной стороны, объективная сторона данного состава преступления характеризуется совершением, в том числе, купли-продажи и других сделок в отношении человека. С другой стороны, очевидно, что человек ни при каких обстоятельствах не может выступать в качестве товара. Любая сделка в отношении человека – это сделка de facto, но не de jure. Иными словами, сделка, предметом которой является человек, может быть совершена фактически, но юридически остается незаконной.

Существуют и другие запрещенные в обороте объекты, которые не могут быть предметом договора, чем ограничивается его свобода. К ним относятся:

— химическое оружие, объекты по хранению химического оружия, объекты по уничтожению химического оружия (ст. 5 Федерального закона от 02.05.1997 № 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия»);

— ряд разновидностей огнестрельного и холодного оружия (ст. 6 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии»);

— пестициды и агрохимикаты, применение которых на территории РФ не разрешено (ст. 3 Федерального закона от 19.07.1997 № 109-ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами») и др.

Оборот отдельных объектов прав (например, валютных ценностей, лекарственных средств, наркотических и психотропных средств, их прекурсоров и т.д.) ограничен законом, в связи с чем они не всегда могут выступать в качестве предмета договора, что также ограничивает его свободу.

Зачастую законодатель устанавливает ограничения по выбору контрагента договора. Так, например, подлежит обязательному лицензированию деятельность по тушению лесных пожаров. Организации, не обладающие соответствующим лицензиями, не вправе осуществлять работы по тушению лесных пожаров. Вместе с тем, судебная практика указывает, что лицензии не требует привлечение организаций к выполнению отдельных вспомогательных работ (обнаружение лесного пожара, наблюдение за лесным пожаром и т.д.) при борьбе с лесными пожарами, в связи с чем заключение договоров с такими организациями возможно без наличия лицензий на осуществление деятельности по тушению лесных пожаров.

Другой вид субъектных ограничений связан с наличием гражданства РФ. Так, например, иностранные граждане и апатриды не вправе владеть, пользоваться и распоряжаться земельными участками на пограничных территориях, а также земельными участками с сельскохозяйственным назначением. Соответственно, заключенный с ними договор относительно указанных участков не будет иметь юридической силы.

Порой законодатель ставит возможность заключения одного договора в зависимость от наличия другого договора. Так, туроператорскую деятельность могут осуществлять только юридические лица, заключившие договор страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров о реализации туристского продукта либо предоставившие банковскую гарантию в обеспечение исполнения обязательств по соответствующим договорам (ст. 4.1 Федерального закона от 24.11.1996 № 132 — ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»).

Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 27.10.2015 № 28-П указал на еще одну возможность ограничения свободы договора – институт публичного договора и институт договора присоединения. Указанные договоры являются разновидностью потребительских, т.е. одной из сторон в данных договорах всегда выступает коммерческая организация, а другой может выступать потребитель – физическое лицо.

Согласно п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается такой договор, условия которого определяются лишь одной из сторон, причем таким образом (в формуляре, типовом бланке либо другой стандартной форме), что у второй стороны отсутствует возможность принять участие в их формулировании, и она может принять их только через присоединение к договору в целом. Основное преимущество договоров присоединения состоит в быстроте их заключения, поскольку не требуется согласовывать условия договора с каждым контрагентом в отдельности. К договорам присоединения в цивилистической науке относят договоры страхования, энергоснабжения, банковского вклада и ряд других. По вполне справедливому мнению М.И. Брагинского, «одна из основных сфер применения договоров присоединения — это отношения с монополистами в определенной области хозяйства».

Фактически заключение договора присоединения в конкретных отношениях в тот или иной момент времени находится в прямой зависимости от воли определенного субъекта. Большая часть договоров, которые заключаются между коммерческими организациями и гражданами, по сути относятся к договорам присоединения, поскольку у гражданина отсутствует реальная возможность включить в договор собственные условия. Зачастую возникают ситуации, где договор присоединения представляет собой всего лишь способ навязать свои условия присоединяющейся стороне, избегая тем самым преддоговорных споров.

Публичным является договор, который заключается коммерческой организацией и устанавливает ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые данная организация должна по характеру своей деятельности осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (п. 1 ст. 426 ГК РФ). По сути, потребительские договоры в большинстве случаев являются публичными договорами.

Как отмечает В.В. Витрянский, для признания гражданско-правового договора публичным он должен обладать двумя признаками:

1) стороной данного договора, на которой лежит обязанность продать товар (выполнить работу, оказать услугу), должно выступать лицо, которое осуществляет предпринимательскую либо другую приносящую доход деятельность (как коммерческая организация, так и индивидуальный предприниматель).

2) субъект рассматриваемого договора принимает на себя обязательство в рамках определенной деятельности, которая осуществляется в отношении каждого, кто к нему обратится – например, услуги связи, розничная торговля, медицинское обслуживание и пр.

Таким образом, несмотря на, казалось бы, всеобъемлющий характер принципа свободы договора, действующее законодательство содержит ряд ограничений, которые создают пределы осуществления субъектами  гражданского права данной свободы. Эти ограничения затрагивают предмет договора (речь идет о запрещенных, ограниченных в обороте объектах, а также объектах, противоречащих основам конституционного строя РФ), его субъектный состав (в ряде случаев необходимо наличие гражданства РФ, лицензии либо заключения иного договора), а также условия договора (институты публичного договора и договора присоединения).


Виды ограничения свободы договора

Источниками ограничения принципа свободы договора в РФ являются следующие нормативно-правовые акты: Конституция РФ, Гражданский Кодекс РФ, федеральные конституционные законы и федеральные законы, постановления пленумов Верховного и Арбитражного судов РФ. Большинство ограничений, которые находятся в этих источниках, обоснованы рациональными политико-правовыми доводами.

Выделяют три вида ограничений свободы договора:

— ограничения, установленные соглашением контрагентов, к примеру, в соответствии со п. 3 ст. 614 ГК РФ стороны договора аренды могут установить заключаемом ими договоре невозможность изменения арендной платы в течении всего срока действия договора;

— ограничения, установленные законом, к примеру, установления отдельных условий договоров императивными нормами и т.д.;

— ограничения, установленные судебной практикой, к примеру, правила применения ст. 319, 333 ГК РФ.

Возможны случаи, когда ВС РФ предусматривает ограничение принципа свободы договора, ссылаясь на принципы разумности и справедливости. По данному поводу можно привести следующий пример из судебной практики:

Медведь И.В. обратился в суд с иском к Максакову И.М. о взыскании процентов за пользование займом в размере 1 102 500руб. Иск мотивирован тем, что на основании заключенного между сторонами договора займа Медведь И.В. передал в долг Максакову И.М. 1 000 000 руб., который последний обязался возвратить в срок. По условиям договора он является беспроцентным в случае его погашения в срок, а при неуплате суммы займа в указанный срок подлежит начислению процента в размере 1,5% за каждый день просрочки.

Суд удовлетворил иск и взыскан основной долг в размере 1 000 000 руб., проценты в размере 1 200 000 руб. На основании решения были выплачены по 500 000 руб. До настоящего времени задолженность ответчиком не уплачена. Более позднее этот же суд взыскал с ответчика неустойку а размере 63 000 руб.

Апелляционным определением с учетом определения суда первой инстанции, об исправлении описки, решение суда изменено. С ответчика в пользу истца взысканы проценты за пользование займом за иной период в размере 1 102 000 руб. Кассационной жалобе ответчика содержится просьба об отмене апелляционного определения в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права. Определением ВС РФ жалоба была передана на рассмотрение и вынесено решение ВС РФ в удовлетворении жалобы.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования о взыскании процентов, пришел к выводу, что указанные проценты являются неустойкой, с связи с ненадлежащим исполнением обязательства и снизил указанную сумму в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя исковые требования в полном объеме, пришел к выводу, что истцом истребуются проценты за пользование займом, которое не является неустойкой, они не могут быть уменьшены в порядке ст. 333 ГК РФ.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции не учел доводы ответчика о недобросовестности поведения займодавца при определении размера процентов за пользование займом, которые составляли 547,5% годовых.

В случае несоблюдения п.1 и 2, ст. 10 ГК РФ, суд на основании п. 2, ст. 10 ГК РФ с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а так же применяет иные меры, предусмотренные законом.

Следовательно, принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 ГК РФ, не является безграничным. Сочетаясь с принципом добросовестного поведения участника гражданских правоотношений, он не исключает оценку разумности и справедливости условий договора.

Согласно п. 1 ст. 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение.

Данные обстоятельства, являясь юридически значимыми для дела, не были установлены судом апелляционной инстанции, несмотря на то, что ответчик ссылался на несправедливость договорных условий.

С учетом изложенного, ВС РФ приходит к выводу о том, что судом апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения, что повлияло на результат рассмотрения дела, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Что касается по поводу ограничения свободы договора судами (судебной практике), как уже отмечалось выше, согласно ст. 421 ГК РФ наше законодательство не предоставляет возможности ограничения договорной свободы, а предусматривает возможность ограничения свободы договора только если установит сам закон, либо по усмотрению сторон договорных отношений в пределах закона. 


Публичный договор как иллюстрация ограничений действий принципа договорной свободы

Как отмечалось, принцип свободы договора имеет полноценную практическую правовую реализацию без каких-либо ограничений и исключений, то есть является таковым в подлинном юридическом смысле лишь в том случае, если заключение договорного соглашения основывается на свободе и автономии волеизъявления двух и более сторон, каждая из которых в качестве полноценного субъекта гражданского оборота принимает участие в творчестве и выборе контрагентов, порядка и способах заключения, типе, форме, условиях, содержании и иных аспектах формирования договора. В противном случае, мы не имеем права рассуждать о полноценной свободе договора. Например, публичный договор выступает в качестве иллюстрации ограничения действия принципа договорной свободы.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. N 4-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» по поводу жалобы гражданина к заключению договора не допускается, кроме случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ или иным другим законодательным актом. Если свободные договоры в основе своей имеют индивидуальное желание каждой из сторон их заключить, то обязательные договоры, что следует из закона, заключаются помимо воли одной из сторон. Подобный подход законодателя аргументирован прежде всего стремлением служить защите прав, свобод и законных интересов обычных граждан, массовых потребителей, которые, желая удовлетворить частные потребности, вступают в договорные отношения со стороной, заведомо находящейся в более благоприятном экономическом и имущественном положении. Публичный договор является таковым в силу необходимости защиты в договоре экономически слабой стороны и обеспечения функционального и адекватного гражданского рыночного оборота и свободы конкуренции.

Публичный договор объединяет нормы гражданского законодательства, регламентирующие договорные отношения в тех областях гражданского оборота, где, как правило, имеется экономическое одностороннее неравенство его участников, что обоснованно требует установления дополнительных гарантий для потребителей, определенных императивным способом на федеральном законодательном уровне. Левченко О.С. полагает, что публичный договор возможно рассматривать как отражение идеи о социализации гражданского права, проявляющейся в данном случае в закреплении положений о защите слабой стороны договорных отношений. Введение публичного договора продиктовано необходимостью обеспечения защиты государственных публичных и общественных интересов. Ибо сторона при заключении договора с организациями, занимающими доминирующее положение в экономике (электро и газоснабжение, почтовая связь и др.), оказывается в неравном положении. Здесь воля стороны (абонента, клиента) полностью подчинена воледоминирующей организации. Клиент вынужден согласиться с предложенными другой стороной условиями.

Правовая регламентация публичного договора определяется ст. 426 ГК РФ, в которой отмечено, что публичным договором является договор, который заключен лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную коммерческую, то есть приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые данное лицо в силу характера своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.). При этом лицо, которое осуществляет предпринимательскую или иную коммерческую приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другими лицами в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами.

Признаки публичного договора:

1) Непременным участником обязательства, являющимся сильной и доминирующей стороной, возникающего из публичного договора, является коммерческая организация или индивидуальный предприниматель. Контрагентом по договору может выступать как физическое, так и юридическое лицо, являющееся потребителем производимых коммерческой организацией или индивидуальным предпринимателем товаров или оказываемых работ и услуг. Мищенко Е.А. отмечает, что публичный договор образует отношения между четко определенным кругом лиц, а именно организацией и потребителем. Данная сторона является заведомо в неравном имущественном положении относительно публичной стороны.

2) Деятельность коммерческой организации или индивидуального предпринимателя должна носить общий потребительский характер, то есть быть ориентированной на продажу товаров, оказание услуг или выполнение работ для потребителей;

3) Деятельность коммерческой организации должна осуществляться в отношении каждого, кто к ней обратился без тех или иных предпочтений. ГК РФ отмечает, что возможны исключения. И речь идет о так называемых льготах. Постановление Правительства РФ о предоставлении гостиничных услуг предусматривает согласно ст. 4 обязанность исполнителя своевременно предоставить потребителю необходимую информацию об оказываемых услугах, в числе которой есть указание на перечень лиц, которым предоставляются льготы.

4) Наличие безусловной возможности обращения к такой коммерческой организации или предпринимателю заранее не ограниченного круга лиц (потребителей).

5) Социальная ориентированность, учет экономических показателей и имущественного состояния общества. Важно заметить, что некоторые публичные договоры и вовсе имеют государственную регламентацию в целях обеспечения общественных потребностей и интересов социума.

При отсутствии того или иного из вышеотмеченных признаков рассмотрение договора в качестве публичного не является целесообразным. То есть договор признается свободным.

Из анализа положений, предусмотренных статьей 426 ГК РФ, считаем, что возможно обозначить следующие положения, которые подтверждают, что публичный договор является ограничением принципа свободы договора. 1) Решение вопроса о заключении договора. Коммерческая организация или индивидуальный предприниматель не имеют права решать вопрос о заключении публичного договора с потребителем. Результаты исследований прошлой главы относительно проблематики содержания принципа свободы договора демонстрируют, что свобода договора во всех теоретических научных концепциях ученых цивилистов начинается со свободы, права и полномочия, данного гражданским законодательством, решать вопрос о заключении гражданского правового договора. То есть субъект гражданских отношений и оборота, руководствуясь собственными потребностями, экономическими и финансовыми мотивами и возможностями, в условиях полной ориентации на собственную волю и интересы, будучи свободным от всякого принуждения, самостоятельно определяет целесообразность и необходимость заключения договорного соглашения. Публичная сторона договорного соглашения просто лишена такой возможности, ибо она в гражданского обороте выступает в качестве пассивного участника. Гражданское законодательство не предусматривает возможности публичной стороне решать вопрос о заключении договора, руководствуясь какой-то целесообразностью. Гражданский Кодекс РФ четко фиксирует, что у публичной стороны существуют конкретные обязанности по продаже товаров, выполнению работ, оказанию услуг, которые она должна исполнить в адрес абсолютно всех обратившихся лиц гражданского оборота к данной публичной стороне.

Справедливости ради, стоит отметить существующий институт публичной оферты, который установлен и урегулирован ст. 437 ГК РФ. Публичная оферта применяется для заключения публичных договоров. То есть, публичная оферта выступает в качестве механизма, через который от публичной стороны (коммерческой организации или индивидуального предпринимателя) исходит предложение в виде намерения заключить договор с неопределенным кругом лиц. Публичная оферта — это предложение о покупке товара для всех, кто отзовется; содержащее все существенные условия соглашения предложение, из которого явствует воля лица, делающего предложение, заключить договорное соглашение на указанных в предложении условиях с любым лицом, кто отзовется, является публичной офертой. Это значит, что, размещая публичную оферту, коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим при заключении публичного договора (кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами).

При этом, реклама и иные предложения (выставление товаров на прилавках, в витринах, демонстрация их образцов или предоставление сведений о продаваемых товарах в каталогах в месте их продажи) для неопределенного круга лиц считаются офертами, если иное прямо не указано в предложении независимо от того, указаны ли цена и иные существенные условия договора.

Но институт публичной оферты никак не влияет на решение вопроса публичной стороны о заключении договора и не является собственно свободой публичной стороны заключить договор в силу следующих причин: во-первых, некоторые организации открыто заявляют, что ―это не является публичной офертой‖; во-вторых, невозможность публичной стороны отказаться от исполнения публичного договора. А именно, отказ лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. При необоснованном уклонении лица, которое осуществляет предпринимательскую или другую коммерческую деятельность, от заключения публичного договора применяются положения пункта 4 ст. 445 ГК РФ. Если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о принуждении заключить договор. В этом случае договорное соглашение считается заключенным на условиях, которые указаны в решении суда, с момента вступления в законную силу данного решения суда. Сторона, которая необоснованно уклоняется от заключения договора, обязана возместить другой стороне причиненные убытки. Законодательство предусматривает возможность требования в судебном порядке полного возмещения убытков, причиненных потребителю, компенсацию морального вреда, требование заключение договора ровно на тех условиях, которые применялись к другим по договору контрагентам. ФЗ О защите прав потребителей‖ ст. 12 закрепляет ответственность изготовителя за ненадлежащую информацию о товаре, работе и услуге, определяя, что потребитель вправе потребовать от продавца возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора.

Таким образом, отсутствие свободы решать вопрос о заключении договора уже свидетельствует об ограничении принципа свободы договора конструкцией публичного договора. Решение Октябрьского районного суда г. Белгорода по делу № 2-4250-11 об иске о возложении обязанности заключить договор электроснабжения от 08 декабря 2011 года подтверждает данное положение [8]. Но не только исполнитель, но и потребитель его товаров, работ, услуг также не свободен в праве заключать договор, зачастую и в выборе исполнителя, например, в сфере естественной монополии. Особенность публичных договоров состоит в том, что контрагент потребитель в силу различных причин оказывается зависимым от исполнителя и вынужден вступать в договорные отношения на неравных для него условиях. Ярким примером являются договоры в сфере естественных монополий, где потребителю услуг не к кому больше обратиться в силу отсутствия других исполнителей данной услуги или работы.

2) Решение вопроса о выборе контрагента. Коммерческая организация или индивидуальный предприниматель лишены права выбирать конкретного потребителя для заключения с ним договорного соглашения, в том числе оказывать предпочтение одному лицу оборота перед другими. Дело в том, что гражданское законодательство в принципе не наделяет правомочиями свободы публичную сторону избирать для себя контрагентов. В данном случае, именно контрагент (потребитель) как заинтересованное лицо в получении тех или иных материальных имущественных благ, услуг или работ избирает для себя коммерческую организацию или предпринимателя. Такое законодательное решение призвано обеспечить защиту интересов массовых потребителей, граждан, обычно находящихся по отношению к профессиональным предпринимателям в заведомо более слабом положении. На практике, как видно, данная позиция обусловлена еще и тем, что публичная сторона в гражданском обороте обладает определенной долей пассивности, поскольку данная сторона, на практике, не занимается поиском для себя контрагентов. Законодатель зафиксировал такую характеристику публичного договора, как наличие безусловной возможности обращения к такой организации заранее не ограниченного круга лиц (потребителей), и выходит, что публичная организация осуществляет свою коммерческую деятельность в отношении абсолютно каждого, кто к ней обратился, что исключает возможность выбора контрагента. Что предполагает невозможность оказывать предпочтение? Это значит отсутствие ориентации при заключении договорного соглашения на те или иные характеристики контрагента как то: социальный статус, имущественная оборотная способность и финансовая платежеспособность, в конце концов, элементарное — нравится – не нравится.

3) Свобода и «творчество» определения договорных условий. В публичном договоре цена товаров, работ и услуг непременно должна являться одинаковой для потребителей соответствующей категории. Иные условия публичного договора не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребителей, оказания им предпочтения, за исключением случаев, если законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот отдельным категориям потребителей. Коммерческая организация либо индивидуальный потребитель, согласно смыслу норм гражданского кодекса, не лишены свободы сформулировать условия, на которых будет функционировать договор. Но публичный договор имеет социальную потребительскую ориентированность, и условия коммерческой организации должны являться сгруппированными, категориальными, типовыми, лишенными индивидуальности и предпочтения в отношении контрагентов. Пункт 2 ст. 426 ГК РФ фиксирует запрет на установление дискриминационных условий, которые ставили бы одного потребителя в неравное положение к другому. Например, по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. То есть законодатель дает право сформулировать коммерческой организации свои конкретные условия договора. Сумма вкладчика, срок депозита, валюта – основные условия публичного договора банковского вклада. И они являются рамочными и групповыми, потому что сформулировать какие-либо индивидуальные условия для конкретного вкладчика не является возможным. Они должны быть одинаковыми для всех в рамкой данной категории граждан.

Они уже сформулированы в определенном количестве, и изменить их невозможно. Таким образом, потребителю не остается ничего, кроме выбора того, что уже есть. Творчество специфических индивидуальных условий соглашения отсутствует. При заключении договора с банком его контрагенту предлагают конкретные условия, разработанные самой организацией, клиент не имеет возможности включать дополнительные условия в договор. В данных правоотношениях нельзя сказать о совпадении воль, и клиент-сторона должен «подгонять» свою волю под доминирующую волю экономически сильного субъекта. Или рассмотрим договор перевозки пассажиров, по которому перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа. Данный публичный договор является государственным и муниципальным регламентированным. Это означает, что тарифы устанавливаются и регулируются органами местного самоуправления, если речь идет о перевозке общественным муниципальным наземным транспортом. Сами же правила перевозки нормативно закрепляются, и компании, осуществляющие перевозки, лишены права проигнорировать общественные интересы и самостоятельно устанавливать любые условия и правила. В случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации, а также уполномоченные Правительством Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти могут издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения). Например, воздушные перевозки регулируются приказом Минтранса России от 28.06.2007 N 82 (ред. от 05.10.2017) «Об утверждении Федеральных авиационных правил [7] «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей». Например, авиакомпания устанавливает тарифы на свои услуги перевозки, но лишена права установить те цены на перелеты, которые ей бы хотелось, потому что деятельность авиакомпании является общественно важной и социально ориентированной, имеет государственный характер регулирования. В противном случае, федеральный антимонопольный орган, занимающийся тарифным регулированием цен, имеет право осуществить правовое воздействие. На сайте ФАС имеются следующие разделы, в которых оно компетентно устанавливать цены и тарифы: перемещение и хранение задержанных транспортных средств, лекарственные средства, технический осмотр транспортных средств, аэропорты и транспортные терминалы, в сфере железнодорожного транспорта, нефть, газ, в электроэнергетике, в сфере коммунальных услуг, в сфере услуг связи, медицинские изделия. В каждой из этих сфер имеются свои публичные договорные соглашения.

Достаточно красноречиво иллюстрирует ограничение принципа договорной свободы Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «О защите конкуренции», который регулирует деятельность крупных монополистических компаний, занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара. Это дает такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. Статья 10 этого закона устанавливает запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением: 1) установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара; 2) изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара; 3) навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора; 4) экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства; 5) экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара; 6) экономически, технологически и иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар; 7) установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги; 8) создание дискриминационных условий; 9) создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам.

Таким образом, контрагенты не могут реализовать право на свободное определение условий договора, так как условия публичного договора уже определены законодательными актами или типовыми договорами, положениями, правилами в императивном порядке, иногда — разработанными в одностороннем порядке оферентом, в роли которого выступает обычно доминирующая в правоотношении сторона.

Подводя итог, с учетом анализа тех критериев свобод, которые характеризуют свободные договорные конструкции, вывод таков: отсутствие возможности (свободы) отказать публичной стороне в заключении договора потребителю; отсутствие возможности (свободы) публичной стороне выбрать контрагента, оказать предпочтение; отсутствие возможности (свободы) слабой стороны сформулировать индивидуальные предпочтения в виде условий и иного содержания публичного договора; отсутствие взаимной возможности (свободы) контрагентов выбрать тип, форму, вид договора (смешанный, поименованный, непоименованный, реальный, консенсуальный, устный, письменный, нотариально заверенный и др.) вполне обоснованно свидетельствуют о нераспространении принципа договорной свободы на институт публичного договора. Режим публичного договора исключает действие принципов автономии воли, равенства сторон и свободного волеизъявления, что исключает взаимное сторонами заключение договора, выбор контрагентов, согласование условий.

Оставьте комментарий