Уголовно-правовая характеристика грабежа


Объективные признаки грабежа (ст. 161 УК РФ)

Первым и наиболее важным элементом состава преступления является объект преступления. При грабеже и разбое налицо двуобъектность преступления, первый из которых собственность, второй здоровье, жизнь. При грабеже дополнительным объектом выступает здоровье человека, который определен как факультативный, в виде причинения вреда здоровью, вред которому может быть, и не причинен. При разбое дополнительным объектом является здоровье, а при квалифицированном разбое непосредственным объектом выступает жизнь человека. В обоих случаях дополнительный объект разбоя определен как обязательный дополнительный объект, в виде причинения вреда здоровью или жизни, вред которому причиняется во всех случаях. Теоретически, определяя объект, можно выделить два отличия, первый – различие по виду дополнительного объекта, факультативный при грабеже, обязательный при разбое. Второе – по степени общественной опасности, при грабеже – причинение вреда здоровью не опасного для потерпевшего, при разбое опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению.

Учитывая, что состав грабежа располагается в 21 главе УК РФ «Преступления против собственности», очевиден видовой объект грабежа — собственность, или, как принято обозначать ее в праве, — отношения собственности. Непосредственный объект преступления, в отличие от родового и видового объектов, не определяется в зависимости от названия раздела или главы. Это в свою очередь связано с исследованием элементов общественных отношений, которые представляют собой деятельность его участников или определенное положение людей по отношению друг к другу, или то и другое одновременно. В нашем случае общественные отношения выступают выразителями определенных социальных связей между субъектами экономических отношений по поводу собственности, которые складываются в процессе видоизменений правомочий собственников. При рассмотрении социальной связи как элемента общественных отношений следует иметь в виду, что она характеризуется конкретной деятельностью и осуществляется внутри самого общественного отношения, являясь основным связующим звеном между субъектом и объектом отношений собственности. В контексте этого грабеж предполагает противоправную деятельность по изъятию чужого имущества, которое при определенных случаях сочетается с одновременным причинением вреда здоровью, не опасного для жизни или здоровья.

Последнее обстоятельство определяет различные подходы по определению непосредственного объекта грабежа — данное преступное посягательство в случае применения насилия, не опасного для жизни или здоровья (или угрозы такового), посягает не на один, а сразу на два непосредственных объекта, и таким образом грабеж при определенных обстоятельствах имеет двойной непосредственный объект. Данный аспект представляется важным, поскольку значительная часть грабежей совершается с применением насилия. Таким образом, когда речь идет о квалифицированном грабеже, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, появляется дополнительный (факультативный) непосредственный объект, в качестве которого выступает здоровье гражданина, подвергшегося грабежу. В этой связи возникает вопрос о делении непосредственного объекта на основной и дополнительный.

В случае квалифицированного грабежа очевидно, что основным непосредственным объектом рассматриваемого преступления следует считать общественные отношения по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Таким образом, если грабитель требует от потерпевшего конкретную материальную вещь под угрозой насилия, то вред наносится общественным отношениям по владению, пользованию и распоряжению данной вещью на всех уровнях классификации объекта.

Объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом.

Объективная сторона преступления, как известно, слагается из общественно опасного действия или бездействия, преступного результата, причинной связи между ними, а также из ряда обстоятельств, характеризующих действие или бездействие преступника (способ, место, время и обстановка совершения преступления).

Характерной особенностью объективной стороны такого состава преступления, как грабеж, является способ его совершения. Объективная сторона грабежа есть внешнее выражение, объективное воплощение осознанного субъектом намерения открыто изъять и захватить чужое имущество в целях обращения с ним, как со своим собственным.

Являясь одной из форм преступного поведения, грабительское действие представляет собой противоправный акт, сущность которого состоит в открытом физическом воздействии на предметы внешней действительности (чужое имущество, деньги), заключающимся в их перемещении, изъятии. Если же речь идет о насильственном грабеже, то воздействию на предметы внешней действительности предшествует (сопровождает его или осуществляется в целях удержания захваченных предметов) действие, суть которого состоит в физическом или психическом воздействии на личность человека (потерпевшего). Оно может выражаться в форме угрожающих слов, жестов, телодвижений (например, при угрозе), толчков, ударов, лишения свободы потерпевшего и т.д.

Конкретно грабеж как форма хищения имущества с объективной стороны выражается в действиях, представляющих собой открытое ненасильственное или соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, похищение имущества (ст. 161 УК РФ). Относительно высокая общественная опасность грабежа определяется в первую очередь содержанием и характером противоправных действий виновного, способом совершения посягательства на отношение собственности. Совершая открытое похищение, захватывая противоправным путем имущество, заведомо на глазах лиц, ведающих этим имуществом, охраняющих его или владеющих им, либо в присутствии посторонних лиц, сознающих преступный характер действий виновного и способных воспрепятствовать ему, грабитель тем самым проявляет особую дерзость, вызывающее демонстративное пренебрежение не только к потерпевшему и очевидцам, но и к установленному в обществе правопорядка.

Наибольшую опасность представляет грабеж насильственный, т.е. такое открытое похищение, при совершении которого виновный в качестве средства изъятия и завладения имуществом использует насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или угрожает применить такое насилие.

Обстановка совершения преступления — это совокупность условий, которые создали реальную возможность совершения грабежа. Одним из таких условий является поведение потерпевшего. Совершение грабежа во многих случаях облегчалось или даже обусловливалось тем, что потерпевшие находились в состоянии опьянения. Пьяное состояние потерпевших не только облегчало совершение грабежа, но и ряде случаев провоцировало на совершение преступлений’.

Объективная сторона грабежа включает в себя следующие основные элементы: похищение имущества, совершенного открыто без насилия или открыто с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего; общественно опасные последствия и причинную связь между действиями виновного и этими последствиями.

Похищение составляет основное содержание грабежа. Его сущность состоит в противоправном изъятии (захвате) имущества из чужого владения в целях незаконного присвоения и обращения его в свое обладание с корыстной целью. Один из конститутивных признаков похищения состоит в противоправном перемещении вещи из владения потерпевшего в незаконное обладание похитителя. Поэтому не может быть и речи о похищении там, где нет противоправного нарушения чужого владения имущества.

Следовательно, непосредственным последствием грабежа является материальный ущерб, а вместе с тем и неправомерное обогащение грабителя за счет присвоения похищенного.

Материальный ущерб, причиняемый грабежом, — это всегда реальный имущественный ущерб, выражающийся в уменьшении наличного имущества. При анализе объективной стороны грабежа необходимо установление причинной связи между действием и наступившим преступным результатом. Грабеж должен признаваться оконченным преступлением при стечении двух признаков: во-первых, факта изъятия имущества из чужого владения и, во-вторых, перехода его в неправомерное обладание виновного, т.е. при условии, когда законный владелец неправомерно замещен владельцем, незаконным грабителем.

Предметом преступления в виде грабежа может быть только то имущество, которое человек в состоянии унести или увезти на каком-либо транспорте, что отличает его, например, от мошенничества или присвоения чужого имущества, где предметом преступления может быть иное имущество (например, электроэнергия). При этом рассматриваемое деяние посягает на один родовой, один видовой и один непосредственный объекты. Родовым объектом являются общественные отношения в сфере экономики, видовым – собственность. В качестве непосредственного объекта выступает тот вид собственности, в которой находится похищаемое имущество. Соответственно предметом грабежа является имущество, которое может принадлежать любому собственнику – государству, общественным организациям, частным лицам и т.д. – на квалификацию общественно опасного хищения имущества вид собственника роли не играет, равно как и факт осознания или неосознания виновным формы собственности, к которой относится похищаемое имущество.

Само понятие «имущество», которое используется при описании составов преступлений против собственности, в том числе грабежа, было дано в свое время Пленумом Верховного Суда Российской федерации в Постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», где оно определено как имущество, не находящееся в собственности или в законном владении виновного.

При этом если предмет грабежа находится в обычном гражданском обороте, то преступление будет квалифицировано по ст. 161 УК РФ. Вместе с тем для правильной квалификации преступных хищений важно определить статус похищаемого имущества, поскольку уголовный закон здесь достаточно четко проводит зависимость этого фактора с соответствующим составом преступления. Так, если во время грабежа похищают предметы, имеющие особую ценность, свойства и качества которых определяются не стоимостным выражением, а индивидуальными признаками культурных ценностей, раритетностью, редкостью, а порой неповторимостью (Закон РФ от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» и Федеральный закон от 26 мая 1996 г. «О музейном фонде Российской Федерации» рассматривают культурные ценности как родовое понятие), тогда данное деяние следует квалифицировать по ст. 164 УК РФ. При похищении во время грабежа радиоактивных материалов (это понятие дает Федеральный закон от 21 ноября 1995г. «Об использовании атомной энергии») такое деяние надлежит квалифицировать по ст. 221 УК РФ. Если во время грабежа похищают оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, содеянное подпадает под действие ст. 226 УК РФ. Указанные перечни предметов зависят от многих обстоятельств, и прежде всего от  криминогенной обстановки в стране.

При квалификации преступлений в последних двух случаях изменяются и объекты грабежа: родовым становится общественная безопасность и общественный порядок, видовым — общественная безопасность, а непосредственными — безопасный оборот радиоактивных веществ или оружия (основной объект) и тот вид собственности, в котором находятся радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы и т.д. (дополнительный объект). Иначе говоря, здесь при явных признаках грабежа квалификация деяния будет уже иная, и такой подход обусловлен особенностями правой системы России на современной этапе.

Если во время грабежа похищают наркотические средства или психотропные вещества, тогда данное деяние необходимо квалифицировать по ст. 229 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснение по вопросам ответственности за хищение указанных предметов. В этом случае, как и в двух предыдущих, меняются объекты преступления: родовым становится общественная безопасность и общественный порядок; видовым – здоровье населения и общественная нравственность, непосредственными – здоровье населения (основной объект) и тот вид собственности, в котором находятся психотропные вещества и наркотические средства (дополнительный объект).

Далее, когда виновным во время грабежа похищаются документы, имеющие не материальную, а иную ценность (например, удостоверение личности, паспорт, диплом, свидетельство о браке и т.п.), квалификация такого деяния происходит по соответствующей части ст. 325 УК РФ.

Как видно, правовой статус похищаемого имущества, его принадлежность к различным формам собственности имеют большое значение для правильной квалификации действий виновного при грабеже. Заметим еще, что имущество в момент его хищения не обязательно должно находиться у его собственника. Оно может быть во временном владении, в ведении или под охраной другого лица. Например, государственное, муниципальное, частное или иное имущество может быть похищено у отдельных лиц, если оно было вверено им для определенных целей (перевозки, ремонта и т.п.).


Субъективные признаки грабежа (ст. 161 УК РФ)

В вопросе о субъекте грабежа как преступлении против собственности в науке уголовного права особых дискуссий не возникает, поскольку здесь имеет место общий субъект преступления. Таковым является лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное в соответствии с принципами уголовного права нести уголовную ответственность. Субъектом преступления должно быть обязательно вменяемое лицо, то есть способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить ими. Лица невменяемые (ст. 21 УК РФ), лишенные такой способности вследствие расстройства психики, не могут быть субъектами преступления.

Вместе с тем, очевидно, что даже у психически здорового человека указанная способность сознания и воли возникает только по достижении определенного возраста. В связи с этим уголовный закон устанавливает определенный возраст (ст. 20 УК РФ), по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершенное преступление. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков означает, что отсутствует и субъект преступления, и, следовательно, его инкриминирование незаконно, является объективным вменением, запрещенным уголовным законом. Изложенное относится к грабежу.

Говоря о субъективной стороне состава, нужно отметить, что для грабежа всегда характерны прямой умысел и корыстная цель. При этом сознанием преступника должно охватываться то, что он действует в условиях очевидности.

Субъективная сторона грабежа характеризуется наличием у виновного прямого, как правило, конкретизированного умысла и корыстной цели. Сознанием субъекта охватываются следующие моменты: похищаемое имущество является чужим; у виновного нет права им распоряжаться; имущество изымается только против воли собственника; поскольку изъятие происходит открыто, то о совершении преступления с самого начала преступления знают как виновный, так и собственник (владелец) имущества. Лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению грабежа заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК несет уголовную ответственность как исполнитель. При наличии оснований его действия дополнительно квалифицируются по ст. 150 УК.

С субъективной стороны грабеж, как преступление, представляющее собой одну из форм хищения имущества, всегда предполагает наличие у виновного прямого умысла, направленного на преступное завладение чужим имуществом с корыстной целью.

Если же виновный ставит своей целью открыто завладеть имуществом, которое, по его мнению, является его собственным, то содеянное им нельзя рассматривать как грабеж.

Также не будет состава грабежа, когда виновный открыто, изымает чужое имущество с целью лишь временно воспользоваться им либо с целью, например, его уничтожения или повреждения. В последнем случае имеет место другое преступление — умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 167 УК РФ).

Помимо цели совершения преступления закон требует также установления конкретных мотивов каждого преступления. Установление цели и мотива преступления имеет большое значение для выявления причин и условий, способствующих совершению преступления и для разработки конкретных мер по их устранению.

Мотив предшествует возникновению умысла, т.е. решению достичь намеченной цели преступным путем. Мотив — это побуждение, преломленное в сознании человека, окрашенное его личными, субъективными чувствами и переживаниями. Хотя мотив поведения всегда несет на себе отпечаток человеческой индивидуальности, детерминируется он, конечно, не просто лишь внутренними потребностями человека, не только его сознанием и волей, но, прежде всего условиями общего формирования личности, общественной средой.


Квалифицирующие признаки грабежа (ст. 161 УК РФ)

Помимо основного состава (ч. 1), ст. 161 уголовного закона применительно к грабежу устанавливает квалифицирующие (отягчающие) обстоятельства, которые позволяют применить к преступнику более «жесткие» виды и размеры наказания. Речь идет о следующих признаках:

– группа лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2), организованная группа (п. «а» ч. 3) – одни из форм соучастия. Для группы лиц по предварительному сговору характерны совместное участие нескольких человек по заранее подготовленному плану совершения умышленного преступления (как правило, соисполнительство), устойчивость и объединение в целях совершения определенного противоправного деяния (ст. 32-35 УК РФ);

– незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище (п. «в» ч. 2) означает вторжение в них с целью совершения хищения, в том числе это относится к ситуации, когда виновный извлекает предметы, не входя в само помещение (например, через открытое окно);

– применение насилия, не опасного для жизни и здоровья (п. «г» ч. 2) – причинение физической боли, когда отсутствуют расстройство здоровья и возможность его причинения (например, держание за руки);

– угроза применения неопасного насилия (п. «г» ч. 2) может быть выражена в неопределенной форме (словесно, действиями) – поднесение кулака к лицу, замахивание;

– крупный размер причиненного ущерба, то есть более 250 000 рублей (п. «д» ч. 2);

– особо крупный размер ущерба – свыше 1 млн рублей (п. «б» ч. 3).

Как было отмечено ранее, понятие и признаки такого преступления, как грабеж, раскрываются в ст. 161 УК РФ. Также в ней содержатся санкции, предусматривающие применение возможных мер уголовного наказания в отношении виновных лиц.

За совершение грабежа без отягчающих обстоятельств суд может применить один из следующих видов уголовного наказания:

– обязательные работы до 480 часов;

– исправительные работы до 2 лет;

– ограничение свободы на срок от 2 до 4 лет;

– принудительные работы до 4 лет;

– арест до 6 месяцев;

– лишение свободы сроком до 4 лет.

При совершении лицом деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 161 УК РФ, ему может быть назначено по приговору суда следующее:

– принудительные работы до 5 лет;

– лишение свободы до 7 лет со штрафом до 10 000 рублей (в размере иного дохода осужденного, полученного за период до 1 месяца) либо без такового, а также с ограничением свободы до года либо без него.

За преступление, указанное в ч. 3 ст. 161 УК РФ, санкция предусматривает лишение свободы на период от 6 до 12 лет с возможностью применения дополнительных наказаний в виде штрафа (до 1 млн рублей / доход осужденного до 5 лет) и ограничения свободы до 2 лет.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. И хотя, в отличие от ч. 1 ст. 35 УК РФ, в которой дается понятие совершения преступления группой лиц без предварительного сговора, в ч. 2 статьи исполнители не упомянуты, высший судебный орган прочно стоит на той позиции, что непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами означает: исполнитель выполняет объективную сторону состава преступления совместно с соисполнителями. Поэтому, когда суд первой инстанции оценивает действия исполнителя и соучастника как совершенные группой лиц по предварительному сговору, вышестоящая инстанция этот признак исключает.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда указала: «Действия неустановленного лица, которое не принимало непосредственного участия в хищении, заключались в обещании оказать содействие в сбыте контейнера. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», содеянное исполнителем не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если организатор, пособник либо подстрекатель непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества.

Поэтому, поскольку не установленные следствием лица не принимали участия в совершении грабежа товаров из железнодорожного контейнера, в их действиях отсутствует квалифицирующий признак — совершение хищения «группой лиц по предварительному сговору».

Согласно другому решению вышестоящей инстанции, суд, давая правовую оценку действиям Еринджакянца и Матвеева, пришел к выводу, что Еринджакянц совершил действия, выходящие за пределы их договоренности о совершении преступления, т.е. признал в действиях Еринджакянца эксцесс исполнителя. Однако, установив данные обстоятельства, суд ошибочно квалифицировал действия Еринджакянца при совершении разбойного нападения на потерпевшего Н.А.А. по признаку предварительного сговора группой лиц. В определении приводятся данные из материалов дела: «Матвеев сел на переднее пассажирское сиденье, а Еринджакянц — на заднее сиденье, позади него (Н.А.А.). Во время поездки Матвеев сделал вид, что ему стало плохо, в связи с чем Еринджакянц попросил остановить машину. После того как Н.А.А. остановил машину, Еринджакянц обхватил его левой рукой за шею, а правой стал наносить ему удары ножом в правую часть груди. В какой-то момент ему удалось выскочить из машины и отбежать в сторону. Матвеев побежал за ним, замахнулся на него палкой, но он увернулся от удара. Затем Еринджакянц позвал Матвеева, они вдвоем сели в его автомашину и уехали, а он сообщил о случившемся диспетчеру». Действия Матвеева квалифицированы судом по п.п. «а», «д», ч. 2 ст. 161 УК РФ. Таким образом, Матвеев, договорившись с Еринджакянцем о совершении грабежа, использовал для завладения имуществом примененное Еринджакянцем насилие, опасное для жизни и здоровья, и стал согласно новой позиции Пленума Верховного Суда соисполнителем разбоя. Помимо ссылки на приведенное выше разъяснение Пленума, при квалификации следовало учесть, что Матвеев уже после нападения Еринджакянца на потерпевшего и нанесения ножевых ранений побежал за потерпевшим, замахнулся на него палкой, но тот увернулся от удара. С учетом сказанного Матвеева следовало привлечь к ответственности за совершение группового разбоя, а не грабежа.

Итак, по смыслу п. 14.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29, если после совершения разбойного нападения одного из лиц, заранее договорившихся совершить кражу или грабеж, другие соучастники присоединились к преступным действиям данного исполнителя в том смысле, что хотя и не применяли сами к потерпевшему насилие и не угрожали ему, но продолжили совершать хищение, то содеянное из кражи или грабежа переросло в совершение разбоя, в том числе и указанными лицами.

В п. 14.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 необходимо внести уточнение, исключив указание на квалификацию содеянного в обсуждаемом случае по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Тогда как образующаяся в данном случае группа лиц без предварительного сговора окажет влияние не на квалификацию деяния, а на наказание. О чем Пленум говорит в п. 12 рассматриваемого Постановления: «Учитывая, что законом не предусмотрен квалифицирующий признак совершения кражи, грабежа или разбоя группой лиц без предварительного сговора, содеянное в таких случаях следует квалифицировать (при отсутствии других квалифицирующих признаков, указанных в диспозициях соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации) по части первой статьи 161 либо части первой статьи 162 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой статьи 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на пункт «в» части первой статьи 63 УК РФ».

На практике часто возникает вопрос о квалификации действий члена преступной группы, который по различным не зависящим от него обстоятельствам, в том числе в связи с задержанием, не получил возможности распорядиться хотя бы частью похищенного имущества.

Таким образом, в правоприменительной практике возникает много проблемных вопросов квалификации группового грабежа. Конечно же, как на законодательном уровне, так и высшей судебной инстанцией предпринимаются попытки разрешить все трудности, осложняющие реализацию уголовной ответственности за группой грабеж. Однако, в настоящее время нельзя сказать об окончательном решении всех проблемных вопросов, в связи с чем необходимо и дальше продолжать принимать соответствующие решения в этом направлении.

Оставьте комментарий