Задержание несовершеннолетнего подозреваемого и избрание в отношении него меры пресечения

Задержание несовершеннолетнего подозреваемого и избрание в отношении него меры пресечения

Статья 423 УПК РФ определяет особенности производства отдельных следственных действий – задержания и избрания меры пресечения. Однако, сама норма является отсылочной, и направляет нас к исключениям, связанным с присутствием несовершеннолетнего в производстве того или иного действия. Так, основания для задержания, предусмотренные ст. 91 УПК РФ или избрания меры пресечения, предусмотренные ст. 97 УПК РФ не имеют никаких исключений. В то же время статья 99 УПК требует устанавливать в ходе избрания меры пресечения возраст обвиняемого, подозреваемого.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает в отношении несовершеннолетних следующие исключения из общего порядка применения меры пресечения в виде заключения под стражу: «к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести»[1]. В данном случае речь идет о праве несовершеннолетнего на защиту от необоснованной изоляции от общества. Подобного рода ограничения установлены и в ст. 105 УПК РФ, на которую нас отсылает законодатель из ст. 423 УПК РФ. Данная статья регулирует вопросы, связанные с применением отдельной меры пресечения, свойственной только несовершеннолетним – «присмотр на несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым». Кроме задержаний статья предусматривает право несовершеннолетнего на первоочередное рассмотрение возможности применения особой меры пресечения – отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст. 105 УПК РФ. Отметим, что рассмотреть такую возможность – это обязанность лица в чьем ведении осуществляется производство по делу с участием несовершеннолетнего. Стоит отметить важное положение ст. 423 УПК РФ, в соответствии с которым о задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители.

Таким образом, несовершеннолетний подозреваемый и обвиняемый имеет право на извещение законных представителей о своем задержании и применении в отношении него меры пресечения.

Особенности возникают при избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому. При этом, наряду с общими мерами пресечения, которые следователь или дознаватель может применить в отношении несовершеннолетнего, таких как: подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым, запрет определенных действий, залог, домашний арест и заключение под стражу – следователь вправе применить специальную меру пресечения – характерную только для несовершеннолетних – присмотр за несовершеннолетним обвиняемым (ч. 4 ст. 98 УПК РФ). При этом сам законодатель устанавливает требование, согласно которому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого под присмотр (ст. 105 УПК РФ).

Следует отметить, что ст. 105 УПК РФ характеризует специальную меру пресечения в отношении несовершеннолетнего, которая состоит в обеспечении его надлежащего поведения со стороны родителей, иных законных представителей, опекунов, попечителей или иных заслуживающих доверия лиц, а также должностными лицами специализированного детского учреждения, в котором он находится, о чем эти лица дают письменное обязательство.

При избрании меры пресечения в виде присмотра дознаватель, следователь или суд разъясняет лицам их ответственность, связанную с обязанностями по присмотру за лицом. Более того, к лицам, которым несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый был отдан под присмотр, в случае невыполнения ими обязательства по присмотру, могут быть применены меры взыскания[2].

К несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) может применяться и заключение под стражу.

О задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители. И хотя эта мера исключительная, в некоторых случаях ее применение более чем оправдано, когда речь идет о совершении лицом тяжких и особо тяжких преступлений, таких как в случае с пермской школой или политехническим колледжем в Керчи, а также в иных случаях, когда несовершеннолетний может скрыться от следствия или продолжить заниматься преступной деятельностью. В подобных случаях полная и строгая изоляция от общества – лучшее решение не только в интересах проводимого расследования, но и в интересах самих несовершеннолетних.

Особое внимание в правоприменительной практике, а также со стороны общественных организаций по защите прав несовершеннолетних уделяется на применение меры пресечения в виде заключения под стражу. Причина такого пристального внимания нам ясна и понятна. Заключение под стражу несовершеннолетнего в специализированный изолятор временного содержания органов внутренних дел и пребывание подростка в условиях изоляции от общества – могут пагубно сказаться на его психике.

Несмотря на это, во многих случаях применяется именно данная мера пресечения, несмотря на то, что «Пекинские правила» ставят своей целью сокращение таких исключительных процедур[3].

В ходе предварительного расследования первоначальное решение о том, какую именно меру пресечения следует избрать обвиняемому (подозреваемому), принимает дознаватель или следователь. Следует отметить, что порой преступления, совершаемые несовершеннолетними, шокируют своей дерзостью, цинизмом, потребительским отношением к жизни и, соответственно, потерпевшие по уголовному делу заинтересованы и желают, чтобы обвиняемым (подозреваемым) была избрана самая строгая мера пресечения, а в дальнейшем – и справедливое наказание[4].

Для несовершеннолетнего, совершившего преступление, чаще всего характерны подавленность или, наоборот, приподнятость настроения, нежелание давать правдивые показания из-за боязни прослыть трусом. Зная общие психологические особенности несовершеннолетних, следователь (дознаватель) должен помнить о том, что проявление эмоций индивидуально у каждого. Выражение подавленности или приподнятости настроения свидетельствует об отношении несовершеннолетнего к преступлению и обуславливает выбор той или иной меры пресечения. Подписка о невыезде как мера пресечения в отношении несовершеннолетнего носит характер психического принуждения, т.к. ее нарушение может повлечь применение к обвиняемому (подозреваемому) более строгой меры пресечения, о чем он письменно предупреждается при отобрании подписки о невыезде.

Представляется, что наиболее эффективна данная мера пресечения в том случае, если несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) будет являться в правоохранительные органы не просто для проведения следственных действий, а следователю (дознавателю) удастся установить некий индивидуальный контроль за данным лицом.

Обязательство о явке несовершеннолетнего не преследует цели пресечь или предупредить неправомерные действия подозреваемого, обвиняемого. Взятие обязательства о явке у несовершеннолетних лиц вызывается необходимостью обеспечить их своевременную явку. Чаще всего такая мера пресечения в отношении несовершеннолетнего применяется, когда по уголовному делу недостаточно доказательств его причастности к совершенному преступлению, а соответственно, не ясна перспектива привлечения к уголовной ответственности и направления уголовного дела в суд.

Меру пресечения – домашний арест можно рассмотреть как альтернативу заключению под стражу для несовершеннолетнего. Сущность домашнего ареста состоит в нахождении подозреваемого или обвиняемого несовершеннолетнего в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях.

Учитывая, что в большинстве случаев несовершеннолетние подозреваемые (обвиняемые) учатся, реже работают, они не смогут быть полностью изолированы об общества, т. к. основную часть времени они будут проводить вне жилища[5]. Таким образом, можно сказать, что подобная мера пресечения превращает домашний арест в подписку о невыезде.

Судебная практика показывает, что в большинстве случаев к несовершеннолетним применяются «общие» меры пресечения. Так, в деле № 22К-2177/2018 от 28 сентября 2018 г. Воронежским областным судом в апелляционном порядке отклонена жалоба на решение о продлении содержания под стражей несовершеннолетнего в связи с совершением им преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, несмотря на то, что сторона защиты неоднократно пыталась изменить меру пресечения на предусмотренную ст. 105 УПК РФ[6]. Аналогичное решение принял судья Приморского краевого суда Приморского края по делу № 22-3711/2018 22К-3711/2018 от 20 июля 2018 г., в котором несовершеннолетнее лицо обвинялось в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ. При этом, суд апелляционной инстанции так же отказал в удовлетворении жалобы стороне защиты о применении норм ст. 105 УПК РФ в связи с тем, что несовершеннолетний подозревается в совершении тяжкого преступления, не трудоустроен, ранее привлекался к уголовной ответственности за совершение преступлений против собственности, установление причастности подростка к совершению вышеуказанного преступления стало возможно в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий. Кроме того, в отделе дознания ОМВД России в отношении подростка возбуждено еще уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 161 УК РФ, в связи с чем, у следствия имеются все основания полагать, что находясь на свободе, лицо может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным образом воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу.

В деле № 22К-193/2018 от 15 марта 2018 г. органами предварительного следствия С. подозревался в хулиганстве, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенным группой лиц по предварительному сговору. В отношении указанного лица так же принималось решение о содержании под стражей. Доводы стороны защиты, которая ходатайствовала об отмене решения о содержании под стражей были весьма убедительны. Так, сторона защиты указывала, что органы следствия не представили, ни достаточных доказательств причастности Савина к инкриминируемому преступлению, ни наличия исключительных обстоятельств, подтверждающих необходимость избрания в отношении несовершеннолетнего подозреваемого столь строгой меры пресечения, как заключение под стражу. По мнению адвоката, представленными в суд данными причастность Савина к совершению преступления не подтверждается, а свидетельствует лишь о самовольном уходе подростка из училища (в данном случае преступление совершено воспитанниками специализированного учреждения). При этом, факт добровольного возвращения несовершеннолетнего в училище также не учтен судом. Сторона защиты настаивала, что данные о личности ее подзащитного не подтверждают наличие исключительных обстоятельств для его изоляции, поскольку Савин, который был направлен в данное учреждение за совершение кражи, в связи с добросовестным отношением к учебе и труду характеризуется в целом положительно и, не обладая лидерскими качествами, допускал лишь нарушения внутренних правил поведения специального учебного заведения. Несмотря на доводы стороны защиты, суд указал, что в ходе избрания меры пресечения Савина вопрос о применении присмотра должностных лиц специального училища подробно выяснялся в судебном заседании с участием защитника, самого подозреваемого С., его законного представителя и социального педагога. Однако, в сложившейся ситуации указанная мера стала бы неэффективной. Таким образом, и в данной ситуации суд установил правомерность применения содержания под стражей, несмотря на то, что сама статья 213 УК РФ не является тяжким преступлением[7].

Таким образом, применение мер принуждения в отношении несовершеннолетних лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления накладывает свои особенности при работе должностных лиц и органов следствия и дознания. Что касается задержания, то оно проводится в общем порядке, определяемом положениями ст. 91-92 УПК РФ и не содержит каких-либо особенностей, характерных для несовершеннолетних. Особенности возникают при производстве некоторых следственных действий (рассмотренный ранее допрос) и применении мер пресечения. В то же время, как показывает практика, чаще всего уполномоченные на расследование преступлений должностные лица обходятся мерами пресечения, применяемыми в общем порядке, и редко обращаются к специальной мере пресечения, предусмотренной ст. 105 УПК РФ.


[1] Марковичева Е.В. Особенности избрания меры пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого //Российский следователь. 2014. №20. С.11.

[2] Исакова А. С. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым как мера пресечения в уголовном процессе // Молодой ученый. 2016. №11. С. 531.

[3] Смирнов А.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2017. С.398.

[4] Виноградов А.В. Цели уголовной политики в отношении несовершеннолетних: соотношение доктрины и правотворчества // Труды Академии управления МВД России. 2016. № 1. С.16.

[5] Химичева Г.П. Несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый): меры пресечения // Уголовное судопроизводство. 2014. № 4. С. 20.

[6] Обобщение судебной практики за 2018 г. / сайт Воронежского областного суда. Официальный текст [Электронный ресурс] URL: http://oblsud.vrn.sudrf.ru (дата обращения 25.12.2021).

[7] Обобщение судебной практики за 2018 г. / сайт Псковского областного суда. Официальный текст [Электронный ресурс] URL: http://oblsud.psk.sudrf.ru (дата обращения 25.12.2021).

Оставьте комментарий

Adblock
detector